декабрь-январь №4(3), 2002



Традиции: Яхтенная этика
Виталий Соколов
Чудесный вечер. Тихо угасает закат за иллюминаторами яхты. В зеркале воды отражение неба кажется лучше реальности. Приватный ужин в салоне. Горящие свечи, бокалы с вином, блеск шелковых складок платья. И вдруг эта идиллия, вздрогнув, валится на левый борт, затем на правый. Или наоборот, что, впрочем, уже не важно.

Удивительно, как много сил и энергии нужно вложить, чтобы добиться счастья, и как порой мало нужно, чтобы мгновенно его разрушить. Это про наш случай. Кто пережил нечто подобное, тот прекрасно меня поймет, кто еще нет — тот пусть попробует активизировать свою фантазию. А ведь чтобы все было замечательно, достаточно было соблюдения капитаном прошедшей мимо яхты одного маленького правила — снизить ход при следовании рядом со стоящим на якоре судном. Кто-то, возможно, думает, что он может делать на воде все, что захочет, но если в душе он яхтсмен, то рано или поздно к нему придет понимание того, что он может наступить на те же грабли, которые сам только что утопил. Яхта — не автомобиль. Ни одно авто не способно оказать такое воздействие на другое, если, конечно, между ними не было прямого контакта. И если машины по большей части безымянны, то у большинства яхт есть имена, которые запоминаются. Надолго. Вы сами знаете, что легче потерять репутацию, чем ее заработать.

Давно замечено, что правил у яхтсменов, как и у джентльменов, не так уж и много (я не имею в виду Правила Плавания по Внутренним Водным Путям, конечно, вы все уже внимательно изучили эту книгу). Соблюдение их обязательно приводит к теплым и дружеским отношениям даже с незнакомыми людьми, если вы знаете, что они яхтсмены. Вы, естественно, догадываетесь, что построить идиллию во всем мире невозможно. Африка, к сожалению, в ближайшем будущем так и останется голодным континентом, но вот в одном отдельно взятом морском сообществе некоторое подобие идиллии уже давно существует. Как говорят люди опасных профессий — иногда выгоднее быть смелым, а в нашем случае, как показывает практика, выгоднее не пренебрегать морской культурой. Она вырабатывалась веками, и за каждым, на первый взгляд банальным правилом стоят сотни морских катастроф и тысячи погибших людей. Уважайте ее, и тогда вы никогда не узнаете скрытого за словами правил тайного смысла...

Вы можете ощутить на себе, что такое морская культура, когда войдете на яхте в зарубежные воды. Незнакомые люди со встречных яхт, которые порой больше и богаче вашей, приветствуют вас дружеским салютом (на который обязательно надо ответить. Неответ на салют воспринимается как неуважение). В яхт-клубе вас встречают как давних знакомых. А лучшим доказательством привилегированности яхтсменов для нас, людей постсоветского пространства, является отношение государства. Когда вы ночью подойдете к пирсу яхтенной таможни, например в Финляндии, то «слуга государства», несмотря на поздний час, осмотрит вашу яхту с деликатностью и легкой небрежностью, очень не похожими на манеры его коллег с таможни для автомобилистов. Вы яхтсмен, и вам верят!

Так вот, собственно, те рекомендации, которые первыми приходят на память.

1. При подходе к яхт-клубу или яхтенной стоянке вам, как уважающему себя яхтсмену, весьма желательно заранее снизить скорость, причем вы наверняка сами знаете, до каких пределов.

Для сомневающихся могу порекомендовать переход в водоизмещающий режим, но ни в коем случае не формальный сброс хода до переходного к глиссированию режима. В этом случае результат получается прямо противоположный ожидаемому. Волна в переходном режиме больше и круче, чем даже в режиме глиссирования.

Что же у нас в плюсе: На морской лексике о вас говорят, что вы поступаете в соответствии с хорошей морской практикой.

В минусе: Вы потеряете максимум пять минут, но что это значит по сравнению с общественным мнением вашего круга, и насколько это потеря меньше потери тех денег, которые придется выложить за ремонт сорванной со швартов яхты.

2. При движении по водным путям необходимо держаться дальше от меньших по размеру яхт или, если это невозможно, снижать скорость.

В этом случае вы не увидите в вашей кильватерной струе десяток яхт в неестественных позах и почему-то с одинаковым названием — «Титаник». С этим правилом связана аксиома: всегда найдется судно, которое больше и быстрее вашего. И тогда имя вашей яхты будет «Титаник».

В плюсе: Иметь звание джентльмена на воде очень приятно, к тому же вы не будете выслушивать престранные слова, долетающие до вас из обломков в той самой пресловутой кильватерной струе.

В минусе: Те же пять минут.

3. Если вы видите яхту, находящуюся, как вам кажется, в затруднении, то признаком высочайшей принадлежности к морскому сообществу будет ваш вопрос: «Нужна ли помощь?».

Даже если она окажется не нужна, вам за этот поступок воздастся сторицей. Помню, очень давно, еще до нашей эры, на суровых волнах Онежского озера я встретил яхту, которая в сильный ветер потеряла мачту. Мы подошли ближе и задали вопрос. В ответ нас спросили, есть ли у нас бензин. Мы, к сожалению, сожгли почти все, и в баке оставался лишь неприкосновенный запас. Однако со следующей подошедшей яхты ребятам на длинном конце была передана канистра с драгоценным топливом. Мы это видели и поэтому уходили с более ил менее спокойной душой. Хотя нет ничего более беззащитного, чем вид яхты без мачты, то поднимающейся на волне, то скрывающейся в ложбине между пенными гребнями. Так вот, как было приятно услышать слова благодарности много лет спустя за то, что мы тогда подошли к потерпевшим аварию. Действия яхты, передавшей бензин, вообще вспоминаются мной как верх взаимовыручки, так необходимой на воде. Слова «непреодолимые силы стихии» звучат так же реально грозно и в нашем «новом» веке.

В плюсе: О вас думают хорошо, следовательно, вы можете надеяться, что с вами поступят так же, а это необходимо.

Минусов нет, как бы ни казалось на первый взгляд.

4. Настоящий яхтсмен не станет с берега давать капитану яхты советы, как ею управлять, за исключением случаев, когда он сам просит совета.

В соответствии с буквой закона за все действия несет ответственность капитан, и в этой букве есть глубокий смысл. Яхтсмены со стороны не всегда могут точно понять, что происходит на судне. Если яхта намотала на один из валов конец, то ее непонятные движения со стороны могут показаться достойными осуждения. Но мы воздержимся от комментариев. Да и правильно ли расслышит капитан наши советы сквозь шум ветра и рев мощных моторов? Воздержимся.

В плюсе: Даже когда капитан в мокрой одежде и с водорослью в левом кармане пиджака войдет в ресторан, в его глазах вы не увидите неудовольствия по поводу вашего неудачного совета. В конце концов, все мы люди не бедные и готовы отвечать за свои маневры и навалы на чужие яхты.

В минусе: Минусы есть. Могут навалить на вашу яхту.

Следующие соображения являются скорее не правилами, а рекомендациями.

В книжке «Правила Плавания по ВВП» в отношении яхт много написано, но мало понятно, например кто есть кто. И все же эта книжка остается законом, где в разделе Правила 43 черным по белому начертано: «Моторное судно должно уступить дорогу парусному». Ни в коем случае не пытаясь подвергать это правило сомнению, все же выскажу свое скромное мнение. Дело не в том, что «моторное судно железное и не знает этого правила», а скорее в маневренных особенностях моторных яхт. На высоких и средних скоростях они обладают всеми преимуществами современных глиссирующих яхт, а вот на малых... Огромная парусность надводного борта по отношению к скромной продольной площади подводной части плюс маленькие перья рулей на малой скорости даже на двухвинтовой яхте с подруливающими устройствами делают процесс маневрирования в средний ветер малоприятным. Я сам «парусник», но видя, как моторная яхта швартуется при навальном ветре или проходит узкость, травлю паруса и делаю вид, что внимательно разглядываю талреп по правому борту. Тем более, что я всегда декларировал: нам, «парусникам», торопиться некуда, нам приятен сам процесс. Иллюстрируют эту мысль воспоминания о том, как в красивом турецком яхт-клубе целая ватага охранников с полчаса ловила тридцатифутовый катер. Ветер был крайне неудачный — поперек бокса. Катер не успевал войти, как его тут же наваливало на пирс. На веселой ватаге взмокли белые клубные рубашки, и представляю, что бы выслушал капитан яхты, если бы он вздумал пройти неосмотрительно близко. Все мы люди...

При маневрировании на большой скорости у немаленьких моторных яхт тоже есть свои особенности. 60-футовая яхта во время поворота напоминает собой средних размеров самолет. И если эта яхта начала маневр, например поворот на обратный курс, то она его должна завершить во что бы то ни стало. Иначе она закончит свое движение метрах в десяти от уреза воды. Это, как правило, осознают капитаны больших моторных яхт, но еще желательнее, чтобы это осознавали владельцы маленьких быстроходных катеров, которые порой совершают весьма легкомысленные маневры под носом тридцатитонных колоссов.

P.S. Ранее так часто упоминавшаяся книжка «Правила Плавания по Внутренним Водным Путям», как вы безусловно знаете, чаще всего бывает синего цвета с черными буквами. Хотя, конечно, она может быть и в золотом переплете, как и все книги в вашей яхтенной библиотеке. Она того стоит.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group