ноябрь-декабрь №6(44), 2009



 

История: Последние дни в Америке
Александр Киричук
Наше повествование о битве за кубок америки приблизилось к поворотному моменту в судьбе этой самой заветной в истории яхтинга награды

К началу 80-х годов XX века англичанам — признанным законодателям в яхтинге — так и не удалось отвоевать «Старую Кружку», проигранную напористым янки в 1851 году. Тем не менее, не было никаких сомнений в том, что если американцы и уступят эту бесценную реликвию, то уж только джентльменам из туманного Альбиона. На практике же британцы разуверились в возможности подобного настолько, что после позорного проигрыша в 1964 году надолго прекратили бесплодные попытки. Забегая вперед, отметим, что английским яхтсменам так до сих пор и не удалось завоевать Кубок Америки, хотя заветная награда уже четыре раза меняла хозяев.

Тем временем в Нью-Йоркском яхт-клубе, где Кубок Америки хранился на тот момент уже 130 лет, и в страшном сне не представляли, что их главное сокровище может покинуть США. Как не переставали в шутку повторять, что голова того шкипера, который проиграет Кубок Америки, займет место награды в зале трофеев. Для этого, по их мнению, мир должен был бы перевернуться. Однако австралийцы, эти дети природы, уже давно привыкли, что у них в Южном полушарии и так все вверх ногами.

В 1980 году пятую по счету попытку перевернуть историю Кубка Америки предпринял Королевский яхт-клуб города Перт. Исторически важные события здесь начали происходить с 1972 года, когда обуреваемый спортивными амбициями Алан Бонд приобрел у членов Сиднейского Королевского яхт-клуба в качестве тренировочных яхт Gretel I и Gretel II — последние деревянные яхты Кубка Америки. Для первой попытки своего синдиката в Кубке Америки 1974 года Алан Бонд построил яхту Southern Cross, а в 1978 году это уже была новаторской конструкции Australia. В 1980 году третью и такую же безуспешную попытку Алан Бонд предпринял еще раз на той же самой Australia, только сильно модернизированной. В 1980 году цитадель защитников Кубка Америки продолжали штурмовать австралийцы, французы, шведы и англичане. Последние назвали свою новую яхту Lionheart (Львиное Сердце) — с намеком на подвиги небезызвестного рыцаря, покинувшего Альбион в поисках священного Грааля. Однако сражение за Кубок Америки меньше всего походило на рыцарские турниры. Даже в отборочных регатах, призванных определить, кто же выйдет на исторический поединок с американцами, было ясно видно стремление победить любой ценой.

Англичане провели основательную подготовку: пять лет с привлечением ученых из университета Саутгемптона создавался новый 12-метровик. Наблюдая тренировки англичан в Ньюпорте, австралийцы поначалу оценили эту яхту как безнадежную. Однако уже через месяц ситуация изменилась: на Lionheart установили мачту с невиданным ранее серповидным профилем, и яхта, что называется, «побежала». Такой мачты (ее тут же окрестили «банан») мир еще не видел. Верхняя ее часть, сделанная из углеволокна, была способна резко изгибаться дугой, что давало возможность ставить на слабый ветер грот площадью на 5 м2. больше, не выводя его при этом за рамки обмера. А ведь именно слабые ветра ожидались на дистанции Кубка Америки! Французский синдикат заявил протест против таких нововведений, но после того, как претензия была отвергнута судейской коллегией, у остальных претендентов осталось мало шансов бороться с Lionheart за право выхода на поединок с американцами.

Однако амбиции руководства австралийской команды были столь велики, что перевесили все другие соображения. Их дизайнер Ликсен позже вспоминал: «Я понимал, что такая мачта в каком-то смысле интеллектуальная собственность британской команды. Но затем я представил себе, что, будь у нас подобная мачта, мы выиграли бы этот проклятый Кубок!». Ликсен сделал сотни снимков «банана» на тренировке и быстро сконструировал свою «идеальную мачту» для яхты Australia. В глубочайшем секрете (из сорока членов австралийской команды только трое были в курсе дела) закипела работа над новой мачтой. Пришлось на скорую руку подгонять такелаж и кевларовый грот для «банана», но с этим никто не считался. Можно только представить себе лица англичан, когда это чудо плагиата было представлено на всеобщее обозрение всего лишь за 10 дней до начала регаты!

Австралийцы позарились на английское изобретение, стремясь сразиться с командой США, а вот французы — те мечтали прежде всего наказать англичан в силу старой вражды между нациями. Вечный претендент от Франции барон Бич расценивал свое участие в Кубке Америки 1980 года как последний и решающий бой — иначе пришлось бы признать, что десять лет жизни и колоссальные суммы были потрачены им понапрасну. На этот раз у него были хороши и новая яхта France III, и ее шкипер Бруно Трабле. И французы-таки выиграли свой «утешительный приз» — они победили англичан. А вот право поединка с защитниками Кубка заработали все-таки австралийцы.

Нью-Йоркский яхт-клуб в 1980 году подготовился к отражению атаки претендентов основательно. Между тремя лучшими яхтами, способными защищать Кубок, была проведена серия из сорока отборочных стартов. В 37 из них победила новая яхта Freedom с лучшим на тот момент шкипером США Деннисом Коннером. Freedom была последним шедевром корифея яхтенного дизайна американца Олина Стивенса, который по праву считался тогда №1 в мире. Он создал множество знаменитых яхт, защищавших Кубок Америки: Ranger (1937), Columbia (1954), Constellation (1964), Intrepid (1967), Courageous (1974 и 1977). Кроме великолепного дизайна, Freedom была замечательна тем, что Олин Стивенс учел в ее дизайне агрессивный характер шкипера: Деннис Коннер был известен тем, что крутил повороты на дистанции при малейшем заходе ветра.

В этот раз поединок должен был произойти между равноценными яхтами — на первое место выступил человеческий фактор. Ситуация осложнялась отсутствием ветра. Каждый яхтсмен знает, что гонка в штилевую погоду – сплошное мучение. Борьба соперников началась с переменным успехом. Первую гонку выиграли американцы, с трудом опередив австралийцев менее чем на две минуты. К удовольствию журналистов, немедленно разгорелась традиционная перебранка между Аланом Бондом и Нью-Йоркским яхт-клубом. Руководитель австралийцев обвинил американский экипаж в использовании радиостанции для получения сведений об изменении ветра на дистанции (правила требовали прекращения радиосвязи за 20 минут до старта). Стороны перешли на личности и обменялись взаимными оскорблениями — Деннис Коннер отверг обвинения как необоснованные.

Следующая гонка была изматывающей — яхты меняли галсы при малейших изменениях ситуации: еще до первого знака было сделано 14 поворотов! Американцы долго и с трудом удерживали минимальный разрыв, но на финишной прямой австралийцы, подхватив порыв ветра, вырвались далеко вперед. Команду США спасло от поражения решение судейской коллегии о прекращении гонки, поскольку яхты не укладывались в контрольное время. Скоростным лодкам оказалось недостаточно пяти часов с четвертью, чтобы преодолеть дистанцию в 20 миль! Однако такая черепашья скорость прохождения дистанции позволила Деннису Коннеру изобрести военную хитрость. Он просчитал, что какая-то из следующих гонок затянется настолько, что финишировать придется после захода солнца. Отдав приказ своему экипажу держать ходовые огни наготове, Коннер затаился до удобного случая.

Случай представился уже на следующий день. Стояла все та же штилевая погода, и драматизм сражения на дистанции достиг апогея. Австралийцы, сумевшие захватить лидерство со старта, упустили Freedom перед последним поворотным знаком, однако титаническими усилиями обошли американцев на финише на 28 секунд! При этом до истечения контрольного времени оставалось всего лишь восемь минут. Таким образом, Australia стала первой яхтой за последнее десятилетие, финишировавшей раньше защитников Кубка. Но радоваться было рано: Деннис Коннер пустил в ход свое секретное оружие. Из-за отсутствия ветра старт был дан лишь в 14.10, и яхты пересекали финишную прямую спустя полчаса после захода солнца. Точно в 18.46 на американской яхте зажглись ходовые огни. Австралийцы обратили на это внимание слишком поздно. Они бросились устанавливать свои огни, но вышел казус: посланный на бак матрос в спешке перепутал красный с зеленым и установил их наоборот. Впрочем, это уже не имело значения: Деннис Коннер заявил протест.

Однако и ему было рано торжествовать. Его маневр, больше похожий на удар ниже пояса, никому не пришелся по вкусу. Было очевидно, что реальной угрозы столкновения на дистанции гонок не существовало. И тогда Коннер вынужден был отступить, оставив нам письменное свидетельство своего «рыцарского поступка»: «Вчера, пренебрегая Правилами соревнований, яхта Australia не включила ходовых огней после захода солнца. Однако Freedom не пострадала от такого пренебрежения Правилами. Мы сочли, что наш протест не соответствует интересам и традициям Кубка Америки, и потому отзываем его».

Впрочем, как гонщик Деннис Коннер оказался на высоте. В третьей гонке, когда задул 15-узловый ветер, он стартовал первым, и ни порванный вскоре спинакер, ни лопнувшая затем генуя не помешали ему удержать лидерство. Freedom пришла на финиш на 53 секунды впереди претендентов. Прогноз погоды, обещавший свежий ветер, вынудил австралийцев выпрямить изгиб мачты и заменить перешитый под него кевларовый грот на более плоский дакроновый. Преимущества австралийского «банана» пропали. Все дальнейшее было для такого шкипера, как Деннис Коннер, что называется, делом техники. Последующие две гонки он выиграл с убедительным преимуществом на финише (3,38 и 3,48 минуты). На судейском судне подняли сигнал: «Отлично сработано, Freedom! Ждем вас в 1983 году!».

Анализ матча привел патриотически настроенных комментаторов событий в США к единодушному выводу: «Австралийцам следует осознать, что для наших яхтсменов Кубок Америки представляет особую ценность и к следующему матчу Нью-Йоркский яхт-клуб подготовится еще лучше». Чтобы убедиться, насколько глубоко австралийцы осознали серьезность подготовки защитников Кубка Америки, оставалось подождать всего лишь три года. И никто на свете не догадывался, что это были последние дни пребывания Кубка в Нью-Йорке.

В 1983 году на последний штурм цитадели Нью-Йоркского яхт-клуба устремились команды со всех сторон света. Ради престижной попытки хоть раз попытать счастье на дистанции Кубка Америки на ветер выбрасывались сотни миллионов в самой разной валюте. Первыми после 102-летнего перерыва оказались канадцы. Вначале заявка от яхт-клуба Секретной Бухты в Калгари была отклонена в связи с подозрениями относительно присутствия в деятельности клуба какой-то коммерческой активности. Также ставилась под сомнение принадлежность этого «секретного» яхт-клуба к элитным. Впрочем, самым большим секретом являлось имя того нефтяного магната, что финансировал попытку. В итоге все как-то утряслось, и заявка канадцев была принята.

Любимец прессы, экстравагантный барон Бич позаботился, чтобы с его уходом с дистанции Кубка Америки попытки Франции продолжались. Шкипер France III Бруно Трабле вспоминал его напутствие: «Бруно, ты должен продолжить. Я дам тебе все, что требуется: три яхты, паруса, мачты, катера сопровождения и прочее. Умоляю тебя, продолжай ради Франции». Однако этого было недостаточно: для участия в Кубке Америки нужны были деньги, деньги и еще раз деньги! Новый спонсор французского синдиката обозначился лишь за три дня до окончания срока подачи заявок. Им стал продюсер нашумевшего фильма «Эммануэль» Ив Руссе-Руар. Но той роскоши, в которой купалась французская команда при бароне Биче, уже не было: им пришлось забыть о коллекционных винах и даже (только представьте себе этот ужас для французов!) дважды в неделю питаться в Макдоналдсе.

Обстоятельно готовились к новой атаке и англичане. Когда дело касается парусного спорта, они умеют забывать об экономии – немедленно после финиша у австралийцев была приобретена яхта Australia. В результате научных исследований был создан новый британский 12-метровик, не без претензий названный Victory.

А в Италии к впечатляющему дебюту готовились новые игроки, представлявшие яхт-клуб Costa Smeralda (базируется на Сардинии в Порто Черво). Вообще-то первым задумался о возможном участии в Кубке Америки руководитель концерна Фиат Джанни Аньелли, когда, будучи гостем президента Кеннеди в 1962 году, наблюдал с борта его яхты за первым матчем между США и Австралией. Он поделился своими мыслями с Кеннеди и высказал пожелание заполучить чертежи американской яхты Weatherly. Президент Кеннеди тут же лично связался с ее дизайнером Филом Родсом, и уже через два часа курьер доставил подарок президента США самому могущественному на тот момент финансовому магнату Италии. Однако, чтобы идея участия итальянцев в Кубке Америки созрела окончательно, понадобилось еще 20 лет. Только в апреле 1980 года Его Высочество Ага-Хан — наследный имам мусульман-исмаилитов шиитского толка, он же основатель и командор яхт-клуба Costa Smeralda — позвонил в Нью-Йоркский яхт-клуб и сообщил об участии Италии в Кубке Америки 1983 года. Страну охватила «кубковая лихорадка». В этом смысле итальянцы шли по стопам французов, намереваясь вслед за ними забраться в «песочницу» англосаксов, чтобы отобрать любимую игрушку. При этом энтузиазма у итальянцев было намного больше, чем опыта. Зато было большое желание победить, и были средства для достижения цели. Финансирование итальянского синдиката осуществляли не только Ага-Хан и Джанни Аньелли, но еще 17 других корпораций страны. Свою яхту итальянцы назвали Azzurra. Она до сих пор бережно хранится яхт-клубом Costa Smeralda в Порто Черво как священный символ прогресса национального яхтинга. Недавно был торжественно отмечен ее 25-летний юбилей.

И все же наиболее серьезными были приготовления австралийцев. Сразу три ведущих яхт-клуба пятого континента готовили свои яхты к борьбе. Правда, как оказалось, только одна из них — Australia II Алана Бонда представляла серьезную угрозу защитникам Кубка Америки. Яхты Advance и Challenge 12 получились слабыми, а их команды не имели необходимой финансовой поддержки.

Можно полемизировать о разных аспектах Кубка Америки, однако бесспорно то, что большинство новаций в высоких технологиях (и не только парусного спорта) рождено усилиями проектантов «кубковых» яхт. Всякий раз дизайнерам команд приходится решать задачу: как обойти конкурентов. Что еще такого придумать, чего мир не видел? И австралийцы для матча 1983 года придумали. Правда, не сами, а с помощью голландцев, которые проводили бассейновые испытания моделей «секретного оружия». Решение перевернуть киль вверх ногами, радикально понизив его центр тяжести и снабдив его нижнюю часть обтекаемыми «крыльями», было революционным. Не вдаваясь в технические подробности, можно сказать коротко: такая концепция позволила совместить несовместимое: ватерлинию яхты сократить до разрешенного минимума, а площадь парусов, наоборот — увеличить до допустимого правилами предела. В дальнейшем от таких килей отказались, но в тот момент решение казалось экстраординарным. Идея держалась в строгом секрете даже после начала соревнований. Чужие глаза не должны были видеть киль Australia II, и после каждого финиша ее поднимали из воды, скрыв подводную часть корпуса зеленым полиэтиленовым чехлом, который остряки тут же прозвали «юбкой скромности». Впрочем, о какой скромности может идти речь, когда призом служит Кубок Америки?

Продолжение следует.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group