ноябрь-декабрь №6(50), 2010



 

Атрибут: Новые традиции
Юрий Хнычкин
Талантливые молодые часовщики, избравшие своей специализацией механические часы с усложнениями, любят опровергать устоявшиеся в консервативном часовом мире представления

MCT: есть вещи, посложнее турбийона

В начале президентства Рональда Рейгана один из видных представителей его администрации, госсекретарь и отставной генерал Александр Хейг обмолвился: «Есть вещи, поважнее чем мир». Перефразируя эту ставшую крылатой фразу, основатель Manufacture Contemporaine du Temps (MCT) Денис Жиге представил механизм своих часов Sequential One как «более сложный, чем турбийон» — заявление для часовщика по смелости сравнимое с вышеприведенным генеральским. Что дает разработчику основания так утверждать?

Прежде всего, это уникальный механизм цифровой индикации часов, состоящий из 20 вращающихся элементов в форме призм, при этом полностью видимыми и обращенными к наблюдателю являются только пять из них, на лицевой стороне которых нанесено значение текущего часа. Остальные, не задействованные в текущем часе призматические элементы остаются частично скрытыми под выполненной из сапфирового стекла шкалой минутной стрелки, геометрически представляющей собой незавершенную окружность в 270 градусов. Как только минутная стрелка достигает отметки «60», диск со шкалой минут поворачивается против часовой стрелки на 90 градусов, открывая взору другую группу из пяти призм, несущих значение наступившего часа.

С точки зрения наблюдателя индикатор текущего часа в Sequential One находится не в одном месте, а как бы перемещается: сначала значение часа находится в положении «3 часа» на циферблате, на втором часу наблюдений — в положении «12 часов», на третьем — в положении «9 часов», и, наконец, на четвертом — в положении «6 часов». Затем процесс повторяется в той же последовательности. Новаторство Sequential One заключается в системе передачи и накоплении запаса энергии от двойной заводной пружины к четырем группам вращающихся призматических элементов и минутному диску.

Механизм с ручным заводом состоит из 471 отдельной детали, что сравнимо с часовым механизмом, располагающим двумя и более усложнениями. Это, видимо, и дает основания конструкторам располагать Sequential One на шкале усложнений выше классического турбийона. Механизм заключен в квадратный корпус (46х46 мм, 15 мм в толщину) из белого или розового золота. MCT планирует выпустить за 8 лет в общей сложности 396 экземпляров Sequential One в четырех сериях (по 99 экземпляров в каждой серии, различающихся цветом корпуса и циферблата). Таким образом, ежегодный объем выпуска Sequential One должен составить около 50 часов.

MB&F: на что еще могут быть похожи часы?

Последнее по времени творение Максимилиана Бюссера — организатора и вдохновителя группы единомышленников, объединяющихся во «временный творческий коллектив» для работы над очередной «часовой машиной» марки Maximilian Büsser & Friends (MB&F) — Horological Machine (HM) №4 Thunderbolt похоже на самолет. Впрочем, непосредственно перед ними дебютировали часы, похожие на... лягушку, так что можно только поражаться широте дизайнерской мысли Бюссера.

Откровенная провокация — версия Frog — выполнена на базе известных с прошлого года часов HM №3, которые в базовой версии навевали космические ассоциации — не в последнюю очередь, благодаря названию Starcruiser. При сохранении общей архитектуры «космолет» превратился в земноводное: место загадочных барабанов заняли конусообразные лягушачьи «глаза». Выпуклые полусферы Frog (левое «отвечает» за индикацию часов и времени суток, правое — за индикацию минут) позволяют уверенно считывать показания в разных положениях руки, без необходимости поворачивать запястье. Отличие Frog от базовой модели заключается в том, что новинка оснащена алюминиевыми полусферами, вращающимися под сапфировыми стеклами, в то время как в модели Starcruiser сами конусы остаются неподвижными, а вокруг них движутся часовая и минутная стрелки. Шкала индикатора даты размещена по окружности механизма с автоподзаводом, видимым сквозь сапфировое стекло верхней крышки. Frog выйдет в титановом корпусе с ротором автоподзавода синего цвета и ограниченной серией из 12 экземпляров в корпусе из черненого титана с ротором «лягушачьего» зеленого цвета.

В отличие от игривых Frog, модель HM №4 Thunderbolt не просто отдает дань известному в авиации имени (в годы второй мировой войны его носил американский истребитель P-47, поставлявшийся в СССР по ленд-лизу, а с середины 70-х обозначение Thunderbolt получил находящийся на вооружении ВВС США штурмовик A-10), но содержит прямые дизайнерские заимствования из облика штурмовика. Сам создатель особо подчеркивает, что в детстве увлекался авиамоделизмом, и стилистическая проработанность Thunderbolt не позволяет в этом усомниться.

Титановый корпус HM№4 состоит из трех частей: две обтекаемые «турбины» соединены горизонтальным «килем», внутри которого расположен механизм, видимый сквозь сапфировые стекла. Левая «турбина» извещает обладателя часов о запасе хода, а правая содержит циферблат с часовой и минутной стрелками. Стилизованный под приборную панель самолета каждый из циферблатов регулируется собственной заводной коронкой в дальнем торце: одна из них служит для завода часов, вторая — для установки времени. Механизм с ручным заводом разработан Лораном Бессом и Беранже Рейнаром из ателье Les Artisans Horlogers. В связи с тем, что архитектура механизма подчинена общей «самолетной» идее часов, каждая из 311 деталей механизма была разработана специально для Thunderbolt. Габариты корпуса — 54х52 мм, толщина конструкции по наиболее выступающим элементам — 24 мм.

Против ожиданий часы весьма сложной формы неплохо сидят на запястье, хотя, на наш взгляд, требуют от владельца ношения сорочки с манжетами особой расширенной конструкции. По части «кинетической скульптуры» равных Бюссеру в часовом мире нет, но все-таки неплохо, что мальчишкой он собирал модели самолетов, а не игрушечные железные дороги: паровоза на запястье мы бы уже не вынесли...

Richard Mille: легковесные — не значит плохие

Марка Richard Mille на фоне молодых MCT (создана в 2007 году) и MB&F (год основания — 2005) выглядит аксакалом и тяжеловесом, ибо она уже прекрасно знакома ценителям сложной механики. При этом по часовым меркам она все-таки неприлично молода, поскольку отметит свой 10-летний юбилей только в 2011 году.

Всегда экспериментирующему с новыми высокотехнологичными материалами Ришару Миллю в нынешнем году удалось поставить рекорд: он создал часы весом всего в 20 грамм (13 грамм без ремешка)! Вес часов — в отличие от габаритов корпуса — редко фигурирует в технических характеристиках, однако все любители хорошо знакомы с ощущениями солидной тяжести моделей с усложнениями, особенно выпущенных в платиновом корпусе: надеваешь на запястье — «маешь вещь».

В противоположность традиционным сложным часам модель RM027 Tourbillon RN от Ричарда Милля абсолютна «легковесна». Этому есть разумное объяснение: часы созданы для известного теннисиста Рафаэля Надаля, чьи инициалы «RN» вынесены в название модели. Надаль сам проверял удобство часов на корте. Они не стесняют движений и выдерживают высокие нагрузки, что для часов с нежным и капризным турбийоном особенно важно. Для этого пришлось применить целый ряд новых для часовой индустрии материалов. В частности, платина механизма Калибр RM027 изготавливается из титана и аэрокосмического сплава Lital, который содержит литий, алюминий, медь, магний и цирконий; мосты — из сплава лития и алюминия. Механизм с ручным заводом, дополненный турбийоном, весит всего 3,83 грамма. Корпус часов размеров 48х37,9 мм выполняется из композитного материала с высоким содержанием углерода и обеспечивает надежную изоляцию турбийона. Силовым элементом корпуса выступает даже сапфировое стекло. Турбийон RM 027 RN выпущен лимитированной 50 экземплярами серией с ультралегким ремешком из поликарбоната.

Maîtres du Temps: 558 компонентов — кто больше?

При всей молодости этой марки, возникшей два года назад, ее никак нельзя отнести к неофитам часового мира, поскольку основатель Maîtres du Temps, американский часовой ритейлер Стивен Хольцман привлекает для создания своих очень сложных моделей корифеев индустрии. Над первой моделью марки — Chapter One — работало трио, состоящее из Роже Дюбуи, Питера Спик-Марина и Кристофа Кларе — людей, не нуждающихся в представлениях в часовом мире. Имя Роже Дюбуи до сих пор носит созданная им, хотя ныне и принадлежащая Richemont Group, женевская мануфактура Roger Dubuis, а англичанин Спик-Марин и швейцарец Кларе получили широкую известность в первой половине 2000-х годов после выполненных ими сложных часов для Harry Winston Rare Timepieces (модели Excenter Tourbillon и Opus IV соответственно). Впрочем, в нынешнем году трио превратилось в дуэт: при представлении модели Chapter One Round в круглом корпусе имя Роже Дюбуи представителями марки по неизвестным нам причинам не называлось, хотя в часах применен все тот же механизм с ручным заводом Калибр SHC02, состоящий из 558 отдельных деталей, что и в первенце марки. Астрономическое количество компонентов объясняется насыщенностью механизма усложнениями: Chapter One располагают турбийоном, хронографом-монопушером (управление всеми функциями которого поручено одной-единственной кнопке), ретроградными индикаторами даты и второго часового пояса, а также фирменными «фишками» — барабанными индикаторами дня недели (находится в положении «6 часов») и фаз Луны (в положении «12 часов»). Новинкой 2010 года стал круглый корпус из розового золота, обладающий выдающимися габаритами 62х59 мм и толщиной в 22 мм. Возможно, это самые массивные наручные часы, выпускаемые в настоящее время — кстати, тиражом всего 11 экземпляров.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group