ноябрь-декабрь №6(50), 2010



 

Путешествие: Настоящая Азия
Никита Кривцов
Малайзия — страна очень современная и при этом одна из самых экзотических в мире. Некоторые называют ее «Азией в миниатюре»: неслучайно лозунг, под которым иностранцам предлагают посетить страну — «Malaysia, truly Asia» («Малайзия — настоящая Азия»)

Малайзии действительно смешались все краски Азии — в населении, кухне, традициях. Юго-Восточная Азия, Китай, Индия, исламский мир, — все это сошлось на территории этой страны, занимающей Малаккский полуостров и север острова Борнео или Калимантана. Это Восток, но всюду чувствуется и европейское влияние — страна долгое время была британской колонией…

Климат в Малайзии хоть и муссонный, но в самых привлекательных для туристов местах — на западном побережье Малакки и Северном Борнео — весьма благоприятный, так что Малайзия, лежащая совсем немного к северу от экватора, не противопоказана для посещения в любое время года.

«Слава KLCC»!

Малайзия поставила себе задачу — к 2020 году войти в число экономически развитых стран мира. И, побывав в ее столице Куала-Лумпуре, видно: уже и сейчас ей есть что продемонстрировать, чтобы доказать — она стала «самой-самой».

Над площадью Независимости в Куала-Лумпуре на стометровом, самом высоком в мире, флагштоке реет национальный флаг. Не меньше своего флага малайзийцы любят своего монарха, который, как и знамя, является символом нации. Но монарх в Малайзии особый, такого не сыщешь больше нигде. Его выбирают из числа султанов, стоящих во главе малайзийских штатов. При этом малайские султаны ведут свою родословную не от кого-нибудь, а от самого Александра Македонского! Великий полководец древности здорово «наследил» в Европе, Северной Африке и Азии, но все-таки Малайзия — самое далекое от Греции место, где прославлено его имя.

Аэропорт Куала-Лумпура входит в тройку лучших в мире. Он просторнее сингапурского «Чанги», который журналисты нередко называют «чудом света», и строился явно с расчетом на будущее.

Центр Куала-Лумпура похож на парк, среди зеленых лужаек и скверов которого стоят устремившиеся ввысь здания офисов и гостиниц. Улиц в привычном для нас понимании слова — с выстроившимися рядами домов — почти нет. Деловые и торговые центры, развязки автодорог — а вокруг пальмы, баньяны и еще Бог весть какие экзотические деревья. Как и во многих других мировых столицах, достопримечательностью Куала-Лумпура служит и королевская резиденция. Посетителей в нее не пускают, зато, подъехав к воротам, можно полюбоваться гвардейцами в парадной форме — они не стоят, постоянно застывшими по струнке, а замирают лишь перед объективами фотокамер.

Официальным сердцем города считается площадь Независимости, которую образуют выстроенные в псевдоиндийском стиле здания колониальной администрации, а ныне верховного суда, и зеленая лужайка тоже бывшего английского клуба. Над этой лужайкой и возвышается самый высокий флагшток в мире.

Но подлинным олицетворением достижений страны в последние годы стал KLCC — Kuala-Lumpur City Centre. Именно он, а не площадь с флагштоком, задает теперь тон в жизни и облике малайзийской столицы.

Деловым центром города и самым ярким ориентиром стали башни-двойняшки национальной нефтяной компании «Петронас» — одни из самых высоких в мире: они вздымаются ввысь на 452 метра. Работы по строительству небоскребов завершились в начале 1998 года и заняли всего четыре года.

Здания огромны не только по своей высоте — общая площадь их офисных помещений 342 тысячи квадратных метров! А стеклянный 58-метровый переход на уровне 41-го и 42-го этажей, соединяющий обе башни, пожалуй, самое оригинальное и смелое решение в истории «небоскребостроения».

Вокруг возвышаются еще небоскребы «рангом» пониже, а у их основания расположился огромный торговый центр «Суриа». Особенно впечатляюще он смотрится в ночи. Сверкающие подсвеченные металлические конструкции уходят ввысь, в сгущающиеся сумерки тропической ночи, светятся неоном названия роскошного универмага японской сети «Isetan», английского «Мarks&Spencer», американских кофеен «Starbucks», десятки других знакомых и незнакомых вывесок. Рядом шумят фонтаны, а все это неоновое великолепие отражается в глади озер, над которыми склонились пальмы с красными стволами.

И повсюду — то тут, то там светятся четыре буквы аббревиатуры, кажущейся до боли знакомой с детства — KLCC. Так что, оказавшись в Куала-Лумпуре, так и хочется от души крикнуть — «Слава KLCC!». За то, что сказка стала былью.

Duty-free из легенды

И действительно, в быль в Малайзии обращаются даже легенды. Чтобы воочию в этом убедиться, надо отправиться на островок Лангкави, что лежит на севере страны в Андаманском море. Он совсем невелик: меньше Сингапура, но больше лежащего неподалеку Пинанга. Правда, на Сингапуре живет 3 миллиона, на Пинанге миллион, а на Лангкави — всего 60 тысяч человек.

Поэтому остров с зелеными лесами и горами из мрамора кажется довольно пустынным, а по сравнению не только со столичным Куала-Лумпуром, но даже соседним Пинангом и весьма патриархальным. Лангкави — это лазурь моря с разбросанными по нему зелеными островками, покрытые джунглями горы, живописный водопад Телага-Туджу и оттеняющие белые коралловые пляжи пальмовые рощи.

Лангкави называют «островом легенд». Про его озера, горы, заливы и близлежащие островки их действительно сложена масса. Например, легенды об озере, в водах которого надо искупаться, чтобы забеременеть, о русалке, выпрашивавшей жемчужины у людей... Но одна все же заслуживает внимания и пересказа. Это легенда о… duty-free. С ним связывают и сегодняшнюю жизнь Лангкави.

Двести лет назад жила на острове принцесса Масури. Была она, естественно, добра и красива. Муж ее часто уходил в военные походы, а Масури оставалась дома со свекровью, которая, как водится, невестку невзлюбила. И вот, как-то однажды, пользуясь тем, что ее сын ушел на очередную войну с тайцами, свекровь оклеветала принцессу, обвинив ее в супружеской измене, и ее казнили. Перед смертью невинная Масури прокляла остров и сказала, что на протяжении жизни семи поколений Лангкави будут ждать одни лишь беды: от черных буйволов родятся белые коровы, песок станет черным, а сам остров будет стерт с лица земли. Не знаю, как насчет белых коров, но тайцы приложили немало усилий, чтобы уничтожить Лангкави, а тайфуны и прочие бедствия будто какая-то сила влекла на тихий островок. Вернувшийся с войны муж Масури, узнав о несчастии, постигшем его, разгневался на свою родню, забрал детей и уехал на Пхукет, что по соседству, в Таиланде.

Неподалеку от Макам-Масури, мавзолея Масури, построенного из белого мрамора, которым славится остров, стоит и ее дом — не подлинный, конечно, а воссозданный, каким он мог быть. В маленьком музее выставлен меч, которым была убита принцесса, ее портрет (подлинного ее портрета, тоже, естественно, не сохранилось, но по тому, какой ее изображают современные художники, можно представить малайский идеал красоты) и фотографии ее потомков. В общем, все, кроме дома и портрета Масури — подлинное. Так что история эта скорее быль, нежели легенда.

Что же до проклятия принцессы, то, может, так и жили бы в нищете и горестях лангкавийцы, если бы вдруг на Пхукете не отыскались потомки Масури. В 1986 году там родилась девочка Айша — наследница Масури в седьмом поколении. А на следующий год, буквально 1 января, правительство Малайзии приняло решение о превращении Лангкави в свободную экономическую зону. Было ли это простым совпадением, или предсказание принцессы действительно оказалось пророческим, сказать трудно. Но, так или иначе, с того самого момента жизнь на Лангкави стала меняться. Получив статус беспошлинной зоны, остров начал стремительно развиваться: стали строиться современные гостиницы, торговые центры, объекты туристической инфраструктуры. И сегодня это один из самых популярных курортов страны. Почти все пляжи Лангкави - на западном и южном побережьях, восточное же, обращенное к материку, представляет из себя сплошные мангровые заросли. Самые живописные места на побережье заняли гостиницы. Построенные в виде традиционных малайских жилищ с треугольными красными крышами, они издали смотрятся экзотическими «туземными» деревнями, пока не окажешься на территории и не увидишь причудливые каскады бассейнов и поля для гольфа.

Лет десять назад к достопримечательностям главного города острова Куаха, в котором еще совсем недавно проживало всего несколько тысяч человек, добавился океанариум «Подводный мир», который относят к числу лучших в мире. Хотя зачем ходить в аквариум? Всю подлинную прелесть и изобилие глубин южных морей может раскрыть поездка на катере на небольшой островок Паяр. Объявленный заповедником этот небольшой клочок суши в сорока минутах хода от Лангкави — поистине рай для любителей дайвинга, да и совсем начинающих ныряльщиков. По количеству морской живности Паяр не знает себе равных в Малайзии. Стоит надеть маску, кажется, что вся вода оживает и переливается, столько вокруг разноцветных рыбешек, рыб и рыбин. Все они вполне безобидные, но у противоположного от стоянки катера берега, можно столкнуться и с муренами, барракудами и даже акулами. Все-таки Индийский океан. Лангкави — идеальное место и для морского туризма. Если на восточном побережье Малаккского полуострова период с октября по февраль — это ярко выраженный дождливый сезон, и муссоны делают море в это время очень неспокойным, то на западном побережье, где расположены Лангкави и соседний Пинанг, осадки более редкие и выпадают равномерно в течение года.

Неподалеку от Куаха расположен Королевский яхт-клуб Лангкави (The Royal Langkawi Yacht Club) с современной мариной на 200 яхт. Причем она способна принимать суда до 60 метров в длину. Помимо всех удобств, включая скоростной wi-fi интернет, рядом с мариной имеется офис иммиграционной службы и таможни.

Местные жители утверждают, что благодаря duty-free, помноженному на туризм, они стали богачами. Поэтому на острове нет ни воров, ни бандитов. Но вообще-то принцесса Масури здесь не причем. Остров, лежащий у самого Таиланда, всегда жил пиратским промыслом и контрабандой. Бороться с такими традициями было, видимо, бессмысленно, и правительство просто узаконило статус-кво. Дописав тем самым легенде хэппи-энд. На радость и островитянам, и туристам.

«Жемчужина», где есть всё

Пинанг, лежащий южнее Лангкави, — одно из самых примечательных и ярких мест Малайзии. Это и тропический курорт, и бойкий торговый город Джорджтаун с полумиллионным населением. Пинанг славится и своими пляжами, а главные из них расположены вдоль северного побережья. Причем, пляж Бату-Ферранги считается едва ли не лучшим во всей Малайзии, а самым знаменитым — это уж точно.

На этом небольшом острове у северо-восточного побережья страны есть и прекрасные приморские гостиницы среди нетронутой природы, как на соседнем Лангкави, и насыщенная городская жизнь с обилием магазинов, ресторанов, почти как в Сингапуре. «В Пинанге есть все» — таков туристический девиз острова, и в этом почти нет преувеличения.

Когда в конце XVIII века англичане стали закрепляться на Малаккском полуострове, острову Пинангу они придавали не меньшее стратегическое значение, чем Сингапуру. Там, где сейчас в столице Пинанга — Джорджтауне — стоит форт Корнуоллис, впервые ступила на землю острова нога английского капитана Фрэнсиса Лайта в 1786 году. Это считается началом английской эры на Малаккском полуострове. Но отношения англичан с местными царьками не очень складывались, как и не очень успешно продвигались планы британцев по заселению и развитию стратегически важного острова. И в начале XIX века англичане потеряли к Пинангу интерес, перенеся свой взор на Сингапур. А остров передали в аренду китайцам. Вот те-то в основном и определили сегодняшний дух и внешний облик Пинанга.

И пока Сингапур превращался в огромный международный порт, перевалочный пункт морских перевозок мирового значения, Пинанг становился большим игорным домом, и, в конце концов, так полюбился китайцам, что они прозвали его «Жемчужиной Востока». Пинанг и сегодня во многом остается государством в государстве. А Джорджтаун — это практически чисто китайский город, «самый китайский» по населению в Малайзии.

Достопримечательностью Джорджтауна служит отель «Eastern and Oriental». Остановиться в нем или просто заглянуть в него — лучшая возможность погрузиться в традиции и колониальное прошлое Джорджтауна. Это поистине исторический отель, старейший в Малайзии, настоящий приют для поэтов, людей, тоскующих по прошлому, и вообще романтиков. Построенный в 1885 году, в тридцатых годах прошлого столетия, этот, как он именовал себя, «первый отель к востоку от Суэца» имел честь принимать у себя, кроме многих прочих, Ноэля Коварда, Риту Хейворт, Дугласа Фербенкса и Сомерсета Моэма. Кстати, если вы зашли на Пинанг на катере или яхте, в Джорджтауне к вашим услугам марина Пинангского яхт-клуба.

«Земля ниже ветра»

Уже само слово «Борнео» дышит экзотикой тропических джунглей. И штат Сабах на самом севере этого острова — действительно самая экзотическая часть Малайзии. Здесь шикарные гостиницы, окруженные полями для гольфа, вдоль песчаных пляжей на берегу Южно-Китайского моря лишь слегка потеснили джунгли. Здесь можно увидеть удивительных животных и не менее удивительные растения, а также побывать в гостях у племен, которые еще недавно считались людоедами.

Летите ли вы в Сабах на самолете, идете ли туда морем, еще издали вы увидите конус высокой одинокой горы — Кинабалу. В Сабахе все так или иначе связано с ней. Столица штата называется Кота-Кинабалу, то есть «Город Кинабалу». Силуэт горы красуется и на местном флаге. Такое внимание к Кинабалу объясняется многими причинами.Прежде всего, это высочайшая вершина всего региона (4100 метров), склоны ее покрыты реликтовыми тропическими лесами, куда еще начиная с позапрошлого века отправлялись натуралисты за коллекциями орхидей, а согласно местным поверьям, на гору переселяются души всех людей после их смерти. Возвышающаяся над всеми окружающими горами ее вершина, большую часть времени скрытая облаками, вполне могла вселять трепет в местных жителей.

«Сабах» в переводе означает «Земля ниже ветра», то есть земля, лежащая южнее зоны тайфунов, и сильных ветров и ураганов там вообще не бывает, поэтому для морского туризма эта часть Малайзии может быть особенно привлекательна. Неслучайно, перед гостиничным комплексом «Sutera Harbour Resort» на окраине Кота-Кинабалу находится большая марина «Sutera Harbour» на сотню яхт практически любых размеров. Кстати этот комплекс, состоящий из двух гостиниц, может олицетворять собой Сабах: с одной стороны, современные, пусть и стилизованные здания, отменный сервис и комфорт, поле для гольфа, с другой — с балкона отеля можно видеть в отдалении настоящую традиционную деревню на сваях.

Однако не стоит ограничивать свое пребывание на третьем по величине острове мира лишь столицей штата: Кота-Кинабалу вполне современный и немаленький город, но за его пределами экзотики хоть отбавляй. Например, этнографическая (или, как ее официально называют, «культурная») деревня племени кадазан, известных в свое время охотников за головами.

Кадазаны, или дусуны, составляют примерно треть населения штата. Собирательно их и близкие им народности, проживающие как в малайзийской, так и в индонезийской частях острова, именуют даяками. В основном вся их повседневная жизнь связана с выращиванием риса. Вокруг риса и сбора урожая строятся и основные обряды кадазанов-дусунов. Они считались довольно миролюбивым народом, хотя еще в начале XX века фиксировались стычки между племенами из-за охотничьих угодий, на почве кровной мести и обычая добывать черепа. Однако этот жуткий обычай, как это ни парадоксально, был обязан вовсе не кровожадности кадазанов, а связан с их верованиями и культами.

Согласно поверьям кадазанов, души, оставляя мертвое тело, переносятся на гору Кинабалу. «Аки-Hабалу» с их языка переводится как «прибежище духов умерших». Но места душ занимают всякие духи — как добрые, так и злые. Обладание головой противника служило и защитой от злых духов, и способом привлечь к себе в дом духов добрых, поэтому, чем больше голов в доме, тем лучше. Этот обычай сохранялся очень долго. Только в 1880-е годы британская администрация поставила его вне закона. Однако во время второй мировой войны сама же возродила его, объявив вознаграждение за каждую добытую кадазанами голову японца. В деревне гостям предлагают принять и участие в трапезе в виде шведского стола, но с рассадкой на циновках. Но главная изюминка такого ужина — танцы при свете факелов: грозно сверкают глаза танцоров и еще ярче — лезвия длинных ножей в их руках, а вверх вскидываются, чтобы поразить невидимую цель, трубки для стрельбы стрелами — сумпитаны… Не менее примечательна и здешняя природа. Джунгли Борнео ученые считают одними из самых диких и нетронутых мест на Земле, сравнивая их лишь с Амазонией…

Знаменитый английский кинодокументалист Дэвид Эттенборо назвал Сабах «одним из величайших сокровищ природы». А в самом Сабахе таковым, безусловно, является гора Кинабалу, которая с прилегающей территорией объявлена национальным парком. Гору окружают реликтовые дождевые тропические леса, а на ее склонах растительность имеет еще и ярко выраженную «вертикальную» зональность. Джунгли сменяются горными лесами умеренных широт, а еще выше раскинулись альпийские луга. Густые облака так и липнут к скалистой вершине, проливаясь на нее частыми ливнями — со склонов струится вниз дюжина водопадов. Склоны Кинабалу — подлинный рай для ботаника. Там произрастает более тысячи видов орхидей, многие из которых эндемичны, десять видов плотоядных растений-кувшинов, и, наконец, гигантский цветок раффлезия Арнольди, достигающий метра в диаметре и до двух килограммов весом. Это растение-паразит слывет самым большим цветком на земле и, судя по рассказам, распространяет вокруг себя жуткое зловоние.

А вот орхидеи, получившие титул «королевы цветов», в XIX веке крайне высоко ценились английскими аристократами. И в викторианскую эру многие англичане, стремившиеся к славе среди ботаников и богатству, отправлялись на Борнео. Но особенно поражали коллекционеров «растения, которые едят жуков». В собирающейся в их «кувшинах» воде тонут насекомые, и растения питаются ими — способ выжить на бедных скалистых почвах. Есть свидетельство, что однажды в «кувшине» как-то обнаружили даже мышь. Когда в XIX груз с живыми орхидеями и растениями-кувшинами с невероятными трудностями привозили в Англию, их выставляли на аукционы для богатых обладателей оранжерей.

По части живности эти места тоже не знают себе равных в регионе. У подножия горы, совсем недалеко от гостиницы, в лесном заповеднике обитают орангутаны. А вечером, на шезлонг у бассейна, с ветки слетают огромные птицы-носороги. По ночам из леса доносятся звуки обезьяньей перебранки, а во время прогулки по дорожкам среди гольф-полей, слышно, как в воду озерков-преград целыми стаями спрыгивают рыбки-анабасы. За экзотикой в Малайзии даже не нужно отправляться в джунгли.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group