Январь-февраль №1(57), 2012



 

Интервью: Michael leach design: волшебники из нового леса
Небольшая деревушка Ист-Болдр в сердце Нового леса на юге Англии. Несколько веков назад здесь охотился Вильгельм Завоеватель, а сейчас мирно пасутся дикие лошади. Несмотря на то что на дворе XXI век, место выглядит вполне пасторально. Но это впечатление обманчиво. Именно здесь, за старой церковью, находится знаменитое дизайн-бюро Michael Leach Design и создается дизайн самых современных мегаяхт, секретных бизнес-джетов и роскошных горных шале и резиденций

Компания Michael Leach Design (MLD) существует уже 16 лет. Она была основана Майклом Личем, который сегодня работает рука об руку с другом и дизайнером Марком Смитом, ставшим директором студии. Именно из-под их карандаша вышли две самые нашумевшие яхты 2011 года. Первая — 95-метровая Palladium, спущенная на воду немецкой верфью Blohm + Voss и получившая 7 наград за дизайн. Вторая — 44-метровый парусный катамаран Hemisphere, построенный Pendennis и ставший одной из центральных яхт Monaco Yacht Show 2011. Лич и Смит — настоящие творцы, но при этом твердо стоят на земле и знают все практические основы дизайна и строительства яхт. О себе и своих проектах дизайнеры рассказали в эксклюзивном интервью Yachting.

Почему вы базируетесь в Нью-Форесте, в Хэмпшире, а не в Лондоне?

Смит: Дело во вдохновении. В провинции нас ничто не отвлекает от работы!

За Palladium вы получили 7 различных премий, да и вообще все ваши дизайнерские работы удостаивались наград. В чем секрет успеха MLD?

Лич: Вы вряд ли найдете второе дизайн-бюро с подходом, аналогичным нашему. Хотя, с другой стороны, все довольно просто: работая над проектом, мы стараемся смотреть на него с разных сторон. В буквальном смысле слова выворачиваем его шиворот навыворот и наоборот, не оставляя без внимания ни малейшей детали. Ни один из камней не остается не повернутым, как говорят в Англии!

Смит: Palladium строился пять лет. Долгий срок! Мы анализировали каждую мелочь, чтобы быть уверенными, что все делается правильно. Старались раствориться в проекте, полностью посвятить себя ему. Без этого успех невозможен! Мик нередко возвращался домой поздно ночью и продолжал работать до 4 утра, решая вопросы, которые требовали его немедленного вмешательства, рисуя и перерисовывая какую-то деталь, пока она не приближалась к совершенству.

Как давно вы знаете друг друга? Когда познакомились?

Смит: Мы оба изучали индустриальный и транспортный дизайн в политехническом институте в Ковентри, там и познакомились.

Лич: Я помню нашу первую поездку на яхтенную выставку в Лондоне в 1984 году, где мы не увидели ни одной плавной линии. Наша естественная реакция: «Этим ребятам требуется помощь»! Тогда мы и решили работать в яхтенной индустрии. Я провел два года в дизайн-бюро Билла Диксона, потом шесть с половиной лет у Терри Дисдейла. В 1996 основал собственную компанию Michael Leach Design. В 1999 Марк присоединился ко мне в качестве директора.

Смит: Моему приходу в MLD предшествовала работа с разными компаниями — от Мартина Франсиса до Эда Дюбуа. В 1995 я уехал на 4 года в США, а когда вернулся, присоединился к Мику.

Расскажите о студии. Какая она сегодня?

Смит: У нас маленький офис и небольшой коллектив. Мы предлагаем очень персонифицированный сервис. Кто бы ни обратился к нам с просьбой разработать дизайн его яхты, получает в свое распоряжение меня, Мика и всю студию, которая относится к дизайну так же трепетно, как и мы. В нашу задачу не входит набрать как можно больше проектов. Наша задача — заниматься качественными проектами, уделяя им внимание, которое они заслуживают.

Лич: Достаточно легко спроектировать яхту, собирая элементы дизайна по каталогу. Но это не то, что мы делаем!

Смит: В мире яхтенного дизайна есть люди, поставившие во главу угла коммерческий успех. А есть те, кому важна эмоциональная сторона дела. Мы относим себя к последним. Как показывает практика, именно такие (в хорошем смысле «больные» дизайном) люди, как мы, в конце концов получают призы.

Лич: Иногда в яхтенном мире говорят: «К дизайнеру N приходят клиенты, потому что им нравится его стиль». У нас нет собственного стиля. Точнее, наш стиль отличается в зависимости от того, с каким клиентом мы работаем. Наш стиль — то, чего хочет клиент.

Смит: Мы всего-навсего инструмент, дизайнерский инструмент для владельца яхты. У всех владельцев, с которыми мы работаем, есть наши мобильные телефоны, и они могут позвонить нам в любое время дня и ночи. Мы маленькая компания с персонифицированным сервисом, такими хотим оставаться.

Особый подход...

Смит: Только он, на наш взгляд, позволяет достичь наилучшего результата.

Лич: Он всегда был особым из-за того, что мы начинали как индустриальные дизайнеры. Мы не просто знаем, как рисовать красивые линии. Помимо рисования в институте мы проходили обучение прямо на производстве и очень хорошо знаем, что такое резка металла и сварка. Это помогает в сегодняшней работе. Когда появляются желающие повесить лапшу на уши, мы можем достойно ответить, так как знаем, что действительно возможно сделать, а что нет. В этом смысле нам повезло. У подрастающего поколения дизайнеров подобный практический опыт отсутствует, хотя оно очень талантливо.

Palladium — поразительная яхта...

Лич: Ее владельцу ранее уже принадлежала яхта с дизайном от Michael Leach Design. Но ему захотелось иметь больший по размеру корабль. Безусловно, работая над Palladium, мы имели преимущество, так как были хорошо знакомы с образом и стилем жизни владельца, его вкусами и потребностями. Он обожает водные виды спорта. Зная это, мы догадывались, что в гараже для тендеров скорее всего будут стоять не только два кастомных тендера-лимузина от Cougar. Еще там будет находиться полный набор оборудования для водных видов спорта. Мы оказались правы. Гараж Palladium напоминает питлейн «Формулы-1» со всей механикой, тренерами, гидрокостюмами. В отличие от большинства обычных яхт, где в этом месте располагается beach club, это не место для джина-тоника.

Смит: Джин-тоник лучше потягивать палубой выше. Там есть замечательный лаундж, где гости могут расслабиться и насладиться солнцем. Оно похоже на уютный частный клуб вокруг бассейна и джакузи. Очень неформальные сидения, скорее лежаки для загорания. Но и здесь гости могут чувствовать себя частью происходящего на воде, обмениваться репликами и т. д.

Расскажите подробнее об интерьере Palladium. Вы всегда приводите с собой в проект подрядчиков, которых хорошо знаете? Например, Silverlining?

Лич: Мы действительно собрали вокруг себя команду лучших, на наш взгляд, поставщиков и подрядчиков, которым можем полностью доверять. Все, что находится на борту, должно быть лучшим. Поэтому мы работаем только с лучшими. Мы внимательно изучаем, кто и как работает. Знаем возможности и ограничения людей и компаний. Финальная ответственность за дизайн яхты полностью лежит на нас. Яхта должна быть идеалом, и все, кто работают с нами, разделяют эту точку зрения.

Предоставляете ли Вы предварительные скетчи для таких компаний, как Silverlining, которая сделала для Palladium много отдельно стоящей мебели?

Лич: Мы делаем не только скетчи. Мы делаем чертежи в необходимых пропорциях. Silverlining занимается только производством.

Смит: Они знают, как делать мебель. И они могут сказать: «Ребята, мы не сможем выполнить такой изгиб, если столик будет обит кожей». Или: «Можно и так, но здесь, здесь и здесь будут видны швы». Или: «Если использовать этот материал, то выглядеть это будет так». Они знают все о формах и материалах и умеют добиваться необходимого результата.

Лич: Их задача — создать мебель. Мы прислушиваемся к их мнению и в случае чего можем поменять изначальную задумку, чтобы найти лучшее решение.

Поговорим о тендере для Palladium. Он изначально задумывался таким или идея родилась в процессе проектирования яхты?

Смит: Идея родилась примерно через год после начала строительства. Мы искали готовый катер, но не могли найти ничего достойного. Тогда выступили с предложением самим разработать подходящий тендер. Столь выдающаяся яхта предполагала, что и тендер на ней будет необычный. Лучшим выходом из сложившейся ситуации оказалось самим спроектировать полностью кастомный тендер. Все другое было бы компромиссом.

Бренд Blue Label, который вы недавно запустили. Что это такое?

Смит: Он предназначен для тех людей, которые заказывают серийные яхты, но предпочитают индивидуальный подход в дизайне интерьера. Наша задача состоит в том, чтобы завоевать доверие, создать яхту их мечты и далее сопровождать в последующих решениях. Ведь, скорее всего, их следующим шагом станет строительство custom-яхты.

Можете рассказать о концепции подробнее?

Смит: Мы берем практически построенный корпус серийной яхты и тюнингуем ее. Первым подобным опытом стал для нас корпус Princess 95 для владельца с Украины. Мы приехали на верфь за полгода до спуска и попросили снять панели со стен на яхте, убрать ковры, столы, мебель. За полгода провели «рефит», так что серийное судно стало соответствовать высочайшим стандартами суперъяхты. Владельцу очень понравилось, если не сказать больше!

На Monaco Yacht Show 2011 были представлены «ваши» Hemisphere и Palladium. Вы бы хотели дальше работать с парусными яхтами или с моторными?

Лич: Без разницы. Главное — суть проекта и отношения с владельцем.

Смит: Hemisphere — самый большой в мире парусный катамаран. Я уверен, что, побывав на его борту, многие из существующих или потенциальных владельцев яхт призадумаются. Катамаран — интересная альтернатива стандартной яхте. Осадка у него меньше, чем у монокорпусных яхт, а это позволяет существенно расширить границы возможного. С такой яхтой открыт доступ туда, куда обычные суперъяхты не пройдут: это не только отдельные мелкие бухты — подчас это целые регионы мира!

Не так давно MLD совместно с Blohm +Voss разработали 88-метровый концепт. Сиквел?

  

Лич: Когда Palladium был спущен на воду, мы услышали множество позитивных откликов. Интерес к яхте и вообще к новой концепции дизайна был так велик, что к нам подходили клиенты и говорили: «Хочу Palladium»! Вместе с тем Palladium уникален, один в своем роде. Мы не собираемся делать реплику.

Смит: Однако вместе с верфью мы сели, подумали и разработали новый концепт в соответствии с имеющимся спросом. Palladium в силу внушительного размера и тоннажа свыше 3000 т — «неподъемный» для многих владельцев. Поэтому мы выбрали для концепта чуть меньший размер, чтобы он стал более привлекательным.

Вы занимаетесь не только яхтами, но также делаете интерьеры для бизнес-джетов и резиденций. Как пришли в эти сферы?

Смит: За годы работы у нас появилась внушительная клиентская база. Заказчики обращаются к нам снова и снова. Им нравится, как мы работаем, поэтому просят делать интерьеры для их домов и бизнес-джетов.

Лич: Главное для нас не просто заниматься красивыми проектами, но помогать клиентам во всем, что касается дизайна и строительства. Мы никогда не бросаем заказчиков на произвол судьбы, наоборот, посещаем вместе с ними все встречи на верфях, садимся рядом во время переговоров. Иногда мы можем услышать и понять больше, а это очень помогает, особенно когда владелец не обладает значительным опытом. Верфи зачастую смотрят на нас как на «карандашкиных» и считают тяжелыми людьми, потому что мы всегда усложняем им жизнь!

Каким вы видите дизайн будущего? На что будет ориентироваться следующее поколение?

Лич: У нас уже есть идеи для следующего поколения. Например, использовать композитные материалы для наружной обшивки яхт. Пока индустрия к этому не готова, слишком много нужно инвестировать в исследования.

Смит: Некоторые верфи, занимающие custom-яхтами, придерживаются традиционных методов строительства. Трудно убедить их применять новые технологии. Некоторые элементы производственного процесса — настоящий кошмар. Например, покраска. Верфям определенно нужно разработать новую методику окрашивания. Наша идея — элементы обшивки для надстройки можно покрасить отдельно и потом собрать воедино. Это позволит существенно облегчить, скажем, последующее перекрашивание. 

В какой сфере яхтенного бизнеса имеется самый значительный потенциал для прогресса?

Лич: В области коммуникации. По собственному опыту можем сказать, что это замечательно, когда есть возможность показывать эскизы и чертежи напрямую владельцу. Иногда же брокеры стараются как можно больше взять на себя и скрывают владельцев от дизайнеров. Это неправильно. Грамотные брокеры на первоначальных стадиях приглашают дизайнеров для личного общения с владельцем — и продают ему яхту!

Хотите попробовать создать дизайн автомобиля?

Смит: Пока нет. Слишком много работы по другим проектам.

 

 

 

 

 

 

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group