Март-апрель №2(82), 2016



 

Часы: Наука о роскоши
Текст Лиза Епифанова
С 18 по 21 января в Женеве прошел очередной Салон высокого часового искусства (Salon International de la Haute Horlogerie или просто SIHH) — не только самое первое, но и, пожалуй, самое важное мероприятие года в календаре ценителей хороших часов, как обычно порадовавшее впечатляющим урожаем новинок

Важно понимать отличие SIHH от всех прочих часовых выставок. В 1991 году, когда кварцевые часы еще были на пике моды, тогдашний глава Cartier Ален Доминик Перрен организовал первый Салон в рамках созданного им годом раньше Комитета высокого часового искусства (Comité International de la Haute Horlogerie) — не с целью продажи часов, а чтобы продемонстрировать безграничные экзистенциальные возможности классической механики. В первом SIHH участвовали всего пять марок: Cartier, Baume & Mercier, Piaget, Gérald Genta и Daniel Roth — мизерное число для выставки. Но салон и не был выставкой, это был скорее научный семинар по изучению Haute Horlogerie. Наряду с демонстрацией новинок там проходили тематические исторические выставки, организовывались круглые столы и лекции. Такой серьезный подход к роскоши сразу придал SIHH флер интеллектуального развлечения не для всех. 

Этот статус салон сумел сохранить на протяжении четверти века, работая по принципу «много званых, а мало избранных», тщательно отбирая участников и посетителей. На SIHH нельзя зайти с улицы, просто купив билет, а только по приглашению, новинки не выставлены в витринах, а демонстрируются в отдельных комнатах, чаще всего в присутствии создателей, которые готовы ответить на любые вопросы. Сама по себе демонстрация премьер превращается в тщательно продуманное и отрепетированное действо. Даже планировка и интерьер выставочного павильона Palexpo, где проходит Салон, продуманные креативным директором группы Richemont Джампьеро Бодино, больше всего ассоциаций вызывают с роскошным казино — тем, что в нем полностью пропадает ощущение течения времени: приглушенный свет, мягкие цвета, удобные диваны и кресла и шампанское, шампанское... Все правильно. Шедевры времени не терпят суеты. 

Последний вариант оформления интерьера Салона и стендов часовых марок существует уже более десяти лет, и в этом году было решено, что SIHH нуждается в обновлении. Одним из главных поводов изменения стиля выставки стало приглашение девяти новых марок, которые образовали отдельную экспозицию Carré des Horlogers. Ими стали: Christophe Claret, De Bethune, H. Moser & Cie., Hautlence, HYT, Laurent Ferrier, MB&F, Urwerk и Voutilainen, при этом из списка основных участников выбыл бренд Ralph Lauren. 

Казалось бы: что за новость? Кто-то всегда приходит, кто-то уходит. Но ни на одной другой выставке сам по себе состав участников не вызывает столько обсуждений, сколько на SIHH. Знатоки часовой истории события последних двадцати лет запоминают по хронологии и составу SIHH: как во время «великого передела брендов» на рубеже веков поменялись местами Breguet и Vacheron Constantin (первый, войдя в Swatch Group, переехал в Базель, тогда как второй — в Женеву), как ушли Bovet и Franck Muller, организовавшие собственные экспозиции, и что в Базеле уже три года показывают новинки Girard-Perregaux и JeanRichard, тогда как в составе основных участников SIHH уверенно себя чувствуют «дебютанты»: Greubel Forsey и Richard Mille. 

Очевидно, что и для девяти новых брендов со временем найдется свое достойное место в интерьерах SIHH. Двадцать четыре участника — это по-прежнему элитный закрытый клуб, представляющий crème de la crème часового искусства. И они создают не просто шикарные механические приборы, а генерируют главные идеи, которые в течение года начинают определять всю часовую моду.

Piaget

Emperador Coussin XL 700P

Если Piaget хотел заставить своих поклонников испытать потрясение, то благодаря премьере Emperador Coussin XL 700P ему это вполне удалось. Дом представил новый рекордный ультратонкий калибр, сочетающий автоматический завод и кварцевый генератор. Знатоки тут же начнут сравнивать механизм 700Р с технологией Spring Drive от Seiko, а, собственно, зачем? Главное отличие премьеры из Кот-о-Фе от изделий японских коллег в том, что впервые супертехнология представлена по всем законам люксового Black Tie: в корпусе 46,5 мм из белого золота. Дизайн почти в точности повторяет турбийон Emperador Coussin, только на месте каретки с классическим балансом расположен стильный черный генератор, работающий на частоте 32,768 Гц. Высота самого механизма всего 5,5 мм, он украшен гравировкой, а микроротор — гербом Piaget. Модель выпущена в честь 40-летия первого кварцевого механизма Piaget 7Р лимитированной серией всего в 118 экземпляров.

Vacheron Constantin 

Métiers d’Art Fabuleux Ornements

Новый сет из серии Métiers d’Art от женевской мануфактуры вызывает дежавю: два года назад Vacheron Constantin уже выпускала модели на тему орнаментов: китайской вышивки, французского кружева, индийского манускрипта и оттоманской витой решетки. Различия между старой и новой сериями касаются в основном материалов корпуса 37 мм (белое золото вместо розового и наоборот), а также использования новых декоративных техник. Например, китайский узор выполнен с применением перламутровых скульптур и жадеитовой инкрустации. Внутри — ультратонкий калибр 1003 SQRH2 с ручным заводом и запасом хода 31 ч.

Audemars Piguet

Royal Oak Perpetual Calendar

В коллекции нового года мануфактуру из Ле Брассю вдохновляла благородная винтажная классика: вечный календарь Royal Oak Ref. 26574BA сразу вызывает в памяти первый наручный «вечник» Audemars Piguet, выпущенный в 1983 году. Тот тоже был представлен в корпусе из желтого золота. В современном часовом деле этот материал встречается редко (в основном предпочтение отдается розовому золоту), тем эффектнее выглядит новый корпус диаметром 41 мм в сочетании с синим циферблатом с узором Grande Tapisserie. Специально для новой модели был разработан калибр 5134, который отличается тем, что все календарные индикаторы у него стрелочные (кроме фазы Луны), причем центральная стрелка указывает на номер недели в году — так называемый бизнес-календарь, часто используемый европейскими финансистами.

ParmigianI Fleurier

Tonda Chronor Anniversaire

Мишель Пармиджани считается одним из зубров современного независимого часового дела, поскольку основал свое ателье, превратившееся к сегодняшнему дню в одну из ведущих мануфактур полного цикла, в 1996 году. Знатоки часовой механики уже назвали первый интегрированный мануфактурный калибр Parmigiani PF361 одним из лучших в своем классе и надежной инвестицией. Он работает на частоте 36 000 пк/ час, оснащен двумя колонными колесами (для основного хронографа и сплит-стрелки), а также календарем «большая дата» и индикатором 60-часового завода. Механизм помещен в корпус из белого или розового золота 42,1 мм и дополнен белым или синим циферблатом с эмалью Grand Feu. Культовый дизайн обтекаемого корпуса Tonda с изысканными ушками и рублеными стрелками-мечами узнается с первого взгляда. Каждая вариация ограничена всего 25 экземплярами.

Montblanc

TimeWalker ExoTourbillon Minute Chronograph

В калибре MB R230, представленном Montblanc в 2015 году в коллекции Heritage Chronométrie, соединились самые известные достижения марки и принадлежащей ей фабрики Minerva в Виллере: экзотурбийон и хронограф в классической конструкции его изобретателя Николя Рьюссека. В «экзо», то есть внешнем турбийоне, баланс изолирован от каретки, что снижает его энергопотерю на 30%. Кроме того, в этой конструкции также можно останавливать сам баланс для коррекции стрелок, а не каретку турбийона. Интересно, что в новом году этот сложный механизм переместился в довольно демократичную спортивную коллекцию TimeWalker и приобрел соответствующий антураж: корпус 44 мм изготовлен из титана, карбона и покрыт черным DLC. Лимит выпуска 100 экземпляров.

Officine Panerai

Radiomir 1940 3 Days Automatic 

Для большинства часовых марок обычное дело каждый год экспериментировать с цветовой гаммой, а для Officine Panerai премьера этой новой модели является важной вехой: впервые в классической коллекции Radiomir 1940 появилась версия с белым циферблатом. Все культовые черты знаменитых подводных часов 1940-х — крупные арабские цифры и люминесцентные метки, боковая секундная стрелка у «9 часов» — теперь будто бы проявились в «позитиве». Надо сказать, что циферблат в новой редакции стал более четким и просторным. Его обрамляет стальной корпус 42 мм из полированной стали, водонепроницаемый до 100 метров, а внутри установлен автоматический механизм P.4000 высотой всего 3,95 мм благодаря интегрированному микроротору из вольфрама. Запас хода 72 часа позволяет легко расстаться с часами на выходные.

Cartier

Clé de Cartier Automatic Skeleton

На прошлом салоне Cartier дебютировал с коллекцией Clé, представляющей в соответствии со своим именем радикально новую систему заводной головки: прямоугольный кабошон вытягивается из корпуса, превращаясь в удобный «ключ», которым легко переводить стрелки и заводить пружину. Вначале в коллекции были только классические модели, уже осенью в нее добавился турбийон и «мистические стрелки», а в новом году Clé оснастился еще одним легендарным калибром мануфактуры Cartier — скелетоном с мостами, выполненными в форме римских цифр. Сенсационность новинки в том, что калибр 9621 МС стал первым скелетоном с автоподзаводом, причем ротор практически незаметен, поскольку максимально ажурирован, а его «рама» изготовлена из тяжелого 22-каратного золота. Механизм помещен в корпус 41 мм, изготовленный из палладия.

Roger Dubuis

Excalibur Automatic Skeleton Carbon

В прошлом году Roger Dubuis совершил нечто для себя удивительное: представил первый скелетон в коллекции Excalibur без (!) турбийона. Впрочем, это не значит, что эпатажная часовая мануфактура решила сделать свою флагманскую коллекцию менее сложной инновационной. В новой версии и автоматический скелетонизированный калибр RD820SQ, и сам корпус изготовлены из высокотехнологичного композита, известного как листовой ламинированный компаунд (SMC). Этот суперлегкий материал применяется в авиакосмической промышленности и производится из прессованного углеволокна, которое вдвое тверже стали. Чтобы повысить эффективность автоподзавода, стальной микроротор был сделан толще и помещен над карбоновыми мостами.

Jaeger-LeCoultre

Reverso Tribute Calendar

Мануфактура из Ле Сентье специально не создавала целый год новинок в коллекции Reverso — копила силы и идеи до 2016-го, когда культовая серия будет отмечать 85-летие. В честь этой даты Jaeger-LeCoultre собирается представить сразу целую линию в обновленном дизайне: от мужской и дамской классики до сверхсложных механизмов. Как изменилась Reverso, хорошо видно на примере новой серии Tribute: линии как будто стали более плавными, перетекающими друг в друга, как в классической версии 1931 года. В модели Tribute Calendar в корпусе из розового золота установлен калибр 853 с двусторонней индикацией календаря: на основном циферблате месяц и день недели, а также стрелочная дата с фазой Луны, а на обратной стороне стильный указатель времени суток.

A. Lange & Söhne

1815 Tourbillon Handwerkskunst

Первая премьера саксонской марки посвящена главному событию прошедшего года — 200-летию основателя мануфактуры Фердинанда Адольфа Ланге. Классический турбийон из коллекции 1815 преобразился внешне и внутренне. Теперь в калибре L102.1 появилась функция Zero-Reset, то есть обнуления показаний секундной стрелки, расположенной на каретке турбийона. Благодаря этому устройству во время установки точного времени блокируются баланс и секундная стрелка, но не сама каретка, так что часы после запуска начинают работать мгновенно. Но первое, что привлекает внимание в этой модели, — это роскошный циферблат из золота, декорированный в технике «трембляж», а затем украшенный серым родиевым покрытием. Турбийон в корпусе 39,5 мм из розового золота выпущен лимитированной серией из 30 экземпляров.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group