Май-июнь №3(83), 2016



 

Часы: Моторы времени
Текст Елизавета Епифанова
Среди яхтсменов немало фанатов автомобилей и высокого часового искусства, и в этом году они могут отметить двойной юбилей: 130 лет назад Карл Бенц запатентовал четырехтактный бензиновый двигатель и представил свой первый автомобиль Motorwagen, а часовщики кантона Женева придумали себе единый знак качества — знаменитое «Женевское клеймо», которым и по сей день маркируются самые престижные механические хронометры

В ХХ веке роман часовой и автомобильной индустрий становился все более бурным, что вполне естественно: обе области основаны на физике движения. Одна покоряет пространство, другая берет под контроль измерение времени. При этом и часы, и автомобили являются воплощением не только функциональности и практичности, но и высшей формы эстетики. С точки зрения дизайна современные часы и автомобили — вообще близкие области. Глава художественного департамента часового направления Bulgari Фабрицио Буонамасса, сам работавший раньше на концерн Fiat, утверждает, что случаев подобного перехода из одной отрасли в другую очень много, потому что и часовые, и автомобильные дизайнеры «разговаривают на одном языке», в отличие от, скажем, архитекторов, которые не всегда понимают, что нарисовать красивый аксессуар — это вам не дом культуры построить. 

В наше время трудно найти престижную часовую марку, которая хотя бы раз не отметилась коллекцией, посвященной автомобильному бренду, именитой гонке или культовому спорткару. При этом сейчас чаще всего часы находят вдохновение в автодизайне: на первом месте предпочтений — приборная панель, но также огромной популярностью у часовых конструкторов пользуются радиаторные решетки, диски колес и общий профиль автомобильного кузова, который можно оригинально трансформировать в наручный часовой корпус. Интересно, что этот авточасовой мутуализм всего за какие-то сто лет кардинально поменялся ролями. В начале ХХ века, когда автомобильная отрасль была молода и неопытна, а в качестве «старшего брата» для подражания могла ориентироваться только на кареты и сани, создатели первых машин (кстати, как и строители яхт) обращались именно к часовщикам, чтобы те придумали для них приборы, индикаторы и прочие дополнительные технические устройства. 

Стоит вспомнить, что инженер Эдмон Жеже, «половинка» от Jaeger-LeCoultre (и технический «мозг» Cartier), помимо часовых механизмов разрабатывал также спидометры и одометры. А 6 февраля этого года на закрытом аукционе Artcurial музей Breguet приобрел для своей коллекции хронограф № 2023 (один из 9 экземпляров, созданных Breguet специально для автомобильной компании), разработанный в 1932 году для приборной панели Bugatti. Этторе Бугатти сделал заказ на хронографы в 1930 году с целью оснастить свои автомобили Royale хронографами с тахиметрической шкалой и поместить их по центру руля. 

Стоит напомнить, что тахиметрическая шкала хронографа (не путать с автомобильным тахометром) помогает быстро рассчитать скорость движущегося объекта и в 30-е годы была весьма важна для гонщиков и простых автолюбителей. 

Часы-суперкар

Примечательно, что Этторе Бугатти, сам большой ценитель часового искусства и коллекционер, в итоге создал автомобили, которые сегодня служат образцом для творчества сразу нескольким известным часовым маркам. Так, верным поклонником Bugatti является Christophe Claret. Он ухитряется ненавязчиво использовать заимствования от любимой марки в самых разных премьерах: скажем, в DualTow с цепной передачей вращающие ремни цилиндры напоминали Bugatti T35. А в совсем другой по стилю и концепции модели Texas Hold’em — возможность играть в реальный покер на троих: выпавшие карты появляются в окошках на циферблате, забранных решеткой, также заимствованной у радиатора винтажной Bugatti. 

Зато Ральфу Лорену больше всего в старых автомобилях нравится салон с отделкой деревом. Он в прошлом году посвятил этому материалу целую коллекцию Automotive, основанную на легендарной модели Bugatti Type 57SC Atlantic Coupe 1938 года выпуска, где представил часы с рантом из капа падука и с циферблатами из вяза. 

Но, конечно же, при упоминании Бугатти на ум приходит сразу одно имя — Мишель Пармиджани, часовщик, который не просто создал модель «по мотивам автомобиля», а сумел этим симбиозом вывести саму идею часового конструирования на новый уровень. Еще в 2004 году состоялась мировая премьера удивительного концепта Type 370 с первым в истории наручных часов вертикальным расположением передач в корпусе, который благодаря этому приобрел форму, идентичную капоту гоночного олдтаймера. С тех пор сотрудничество продолжилось, принеся поклонникам люкса и скорости новые хронокары: в 2010-м Parmigiani Fleurier представила часы Bugatti Super Sport в честь самого быстрого автомобиля в мире — Bugatti Veyron 16.4 Super Sport, также повторяющего его формы (теперь уже современной аэродинамикой). А в 2016-м на Женевском салоне мануфактура представила оригинальное дополнение к «суперсерии»: Bugatti Super Sport Sapphire в корпусе из прозрачного сапфирового стекла, открывающего со всех сторон обзор на механизм, целиком выполненный из чистого золота. 

Дух содружества

Пожалуй, кроме Bugatti еще только одно имя пользуется столь же горячей любовью в среде часовщиков. Это, конечно же, Ferrari, и корни любви уходят опять же во времена личной увлеченности Энцо Феррари (как и всякого итальянца) дорогими часами. Феррари регулярно дарил часы своим гонщикам, поэтому частенько обращался с заказами к известным брендам для выпуска специальных серий. Именно с его легкой руки появилось такое понятие, как двойной логотип часовой и автомобильной марки на циферблате. Неудивительно, что именно у Ferrari за всю ее историю было наибольшее число часовых партнеров, среди которых числились Marvin, Bulova, Longines, Cartier, Audemars Piguet, Gerald Genta, Girard-Perregaux, Officine Panerai, Cabestan (прозванный «часами Ferrari по цене Ferrari»), а с 2012 года — Hublot. Достойным вступлением на поле «хрономоторов» стала модель MP-05 LaFerrari, также с вертикальным расположением колес и единственным в мире 50-дневным запасом хода. А в прошлом году в честь 10-летия коллекции Big Bang в ней появилась юбилейная версия Ferrari Black Ceramic в корпусе 45 мм, целиком изготовленном из черной или серой керамики. 

Взаимная любовь часовых и автомобильных домов с итальянскими корнями легко объяснима: какой же римлянин не любит быстрой езды и золотых хронометров? Но что более интересно, успешное сотрудничество в данном случае совершенно не зависит от страны происхождения: главное, чтобы часовая и автомобильная марки совпали «по темпераменту». Так, в прошлом году было представлено весьма интересное сотрудничество в рамках тренда Made in England: британская автомобильная икона вдохновила британскую же часовую марку. Лондонское бутик-ателье Struthers выпустило в рамках эксклюзивного проекта для Morgan Motor Company часы с винтажным калибром Omega, которые по форме корпуса из белого золота безошибочно напоминают суперкар Morgan Aero 8 Series III. Другой более известный и массовый британский бренд — Bremont — уже третий год продолжает сотрудничество с британской же легендой Jaguar, представив на выставке в Базеле новые версии хронометров E-Type MKIII, у которых дизайн циферблатов в точности повторяет индикаторы панели E-Type, а ротор автоподзавода — форму руля. Впрочем, содружество не обязательно должно быть исключительно внутренним британским: например, в честь Austin-Healey выпускает лимитированные коллекции женевская марка Frédérique Constant, а запущенная Breitling коллекция Breitling for Bentley существует уже более десяти лет, имея собственных преданных поклонников и фактически превратившись в отдельную люксовую марку. На часовой выставке в Базеле этой весной состоялась премьера нового экземпляра: Breitling for Bentley B04 Carbon Body, как можно догадаться, в корпусе из прессованного углеволокна. 

Кстати, из примера все тех же винтажных Bugatti можно извлечь несколько полезных уроков. Например, что автомобиль не обязательно должен быть на ходу — наоборот, чем старше дизайн и короче период выпуска ретрокара, тем благороднее и интереснее выглядит современная модель часов. Яркий пример: проект с фондом Кэролла Шелби, запущенный в прошлом году Baume&Mercier. Марка вполне массовая, бюджетная, поэтому рассчитывать на эксклюзивные калибры и дорогостоящие материалы не приходится. Зато с помощью всего лишь нескольких дизайнерских штрихов — например, логотипа автомобиля Cobra на противовесе секундной стрелки и продольных полосок на синем циферблате (опять же заимствованных с капота гоночной машины) — удалось создать такой потрясающий эффект, что все модели в стальном корпусе, не говоря уж о лимитированной серии в золоте, были мгновенно раскуплены. В результате женевская марка в 2016 году продолжила историю новым релизом Capeland Shelby Cobra «Spirit of Competition», которая отличается черно-желто-красной цветовой гаммой и поперечными полосами на циферблате. 

Без машины

Далеко не все часовые бренды приветствуют такой прямой кобрендинг, когда название часов тесно соседствует с именем конкретного автомобиля. Некоторые предпочитают действовать тоньше. Например, дом Bovet уже шесть лет сотрудничает с дизайн-бюро Pininfarina. Семейство Пининфарина подарило миру множество примеров исключительно красивого автомобильного дизайна, а теперь они в содружестве с часовыми инженерами создают его миниатюрные копии. В 2016 году в честь странной, но оригинальной даты — 86-летия существования Pininfarina — был выпущен OttnataSei (то есть «86» на итальянском), турбийон с 10-дневным заводом в полностью сапфировом корпусе. А творческий дуэт Bell&Ross, попробовав себя в дизайне самолетов и мотоциклов, в этом году реализовал собственный суперкар Aero GT, очень похожий на «бэтмобиль». Машина была создана в сотрудничестве с командой Renault Formula 1, для которой Bell&Ross также выпустил официальные часы: феерический турбийон BR-X1 Sapphire, тоже, как можно догадаться, в кристально прозрачном корпусе. Сапфир — это сейчас самый востребованный материал для автомобильно-часового сотрудничества, как карбон и каучук пять лет назад.

А главным трендом 2016 года можно назвать часы, выполненные без всякого сотрудничества с автомобильной отраслью, но в явной узнаваемой автомобильной тематике. Например, новая мужская линия Drive de Cartier уже о многом говорит своим названием. Эти часы отлично сочетаются и с водительскими перчатками, и с деловым костюмом. 

Автомобиль — это важнейший компонент жизни современного человека, и неудивительно, что часы стремятся сегодня быть на него как можно более похожими.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group