Июль-август №4(84), 2016



 

Интервью: План Маршалла
Текст Дмитрий Киселев
Минувшей весной в Москву прибыл известнейший яхтенный дизайнер Эван К. Маршалл. В столице он проектирует элитный жилой комплекс. Yachting не упустил случая пообщаться с маэстро

Одетый зеленью кусочек северо-запада столицы между Октябрьской железнодорожной веткой и районом Тушино выделяется среди прочих районов Москвы тесной связью с водной средой. Здесь обширное Химкинское водохранилище с Речным вокзалом, яхт-клуб «Город Яхт», парусные школы и множество прудов. Местные топонимы — на морскую тему: улицы Флотская, Адмирала Макарова, Беломорская, Кронштадтский бульвар, Прибрежный проезд и так далее. В общем, если хочется жить у воды в черте Москвы, это одно из правильных мест. Разумеется, застройщики не могли пройти мимо такого привлекательного района. Концерн «КРОСТ» возводит здесь жилой комплекс премиум-класса «Невский» и привлек к работе над ним Эвана К. Маршалла, известного яхтенного дизайнера, работавшего над интерьерами яхт верфей Benetti, Trinity и других. Yachting посетил архитектурную мастерскую «КРОСТа», чтобы встретиться с Эваном Маршаллом и выяснить, чем он и «Невский» приглянулись друг другу.

Добро пожаловать в Москву, Эван. Впервые здесь?

Нет, я уже приезжал в конце 90-х, чтобы поработать над проектом яхты. Здесь все очень изменилось с тех пор, и я нахожу эти изменения очень позитивными. 

Кто пригласил вас работать над проектом жилого комплекса «Невский»?

«КРОСТ» вышел на меня по рекомендации моего клиента около года тому назад.

Над какой частью комплекса вы работаете?

Мы отвечаем за входную группу, первый этаж, лифтовые фойе и холлы на каждом этаже. Кроме того, мы, возможно, поработаем над дизайном некоторых апартаментов. Я уже встречался с покупателями квартир в комплексе и готов предложить им услуги нашей студии. 

Какую задачу поставил перед вами заказчик?

Чтобы в дизайне присутствовали морские, корабельные мотивы. Это было необычно, ведь Москва довольно далеко от всех морей. Но, открыв карты «Гугл», мы увидели, что поблизости есть обширные водные пространства. Мы изучили историю района, его достопримечательности, и взаимосвязь стала очевидной. Нам не хотелось, чтобы интерьеры «Невского» напоминали детский парк развлечений со сценками из «Пиратов Карибского моря», — нужно было что-то не слишком старомодное и не слишком модерновое. Мы разработали около двадцати предварительных эскизов, с каждым новым вариантом постепенно приближаясь к тому, что понравилось бы заказчику. Это было непросто и произошло не сразу, но мы справились.

Какие материалы используете?

Мы многое привнесли в проект из яхтенного дизайна. Поэтому в первую очередь используем много дерева. Оно привносит ощущение роскоши, качества. Как и на наших яхтах, мы запроектировали мраморные полы с красивым рисунком. Как и дерево, мрамор создает ощущение качества, основательности. Мы хотели, чтобы людям было приятно находиться в этом помещении, чтобы они гордились, что живут в таком месте, и я уверен, что так и будет.

Ваша студия славится использованием необычных техник, передовых материалов. Например, яхту Diamonds Are Forever отличает очень красивое дизайнерское стекло.

Да, работая с яхтами, мы имеем возможность использовать очень интересные материалы. Когда владелец Diamonds… попросил придумать что-нибудь особенное, я вспомнил про знакомого из голландской компании по производству дизайнерского стекла. Они используют технику травления: серебряная краска, которую наносят с одной стороны стекла, проявляется на обратной стороне в виде красивых рисунков. 

В чем особенность этого проекта, чем он вас заинтересовал?

Когда работаю над дизайном кастомных яхт или частных резиденций, как правило, я практически не связан бюджетом — заказчик готов на все, чтобы сделать свою лодку или дом непохожими на остальные. В проекте такого масштаба, как «Невский», приходится учитывать множество факторов: это и бюджет, и технические стандарты, и пожарная безопасность, и вентиляция… Это делает его очень сложным, но одновременно и очень интересным. Кроме того, когда мы строим яхту, то делаем ее для одного заказчика, а здесь каждый день в спроектированное нами пространство будут попадать сотни человек. Сделать что-то, что будет нравиться большому числу людей, гораздо сложнее, чем одному. Это тоже вызов.

Вы впервые работаете с российскими архитекторами и проектировщиками?

Нет, ранее я работал с клиентом из России, который хотел построить яхту на верфи в Крыму (мне сказали, раньше это было засекреченное предприятие, которое строило экранопланы), и мы разрабатывали ее совместно с морскими архитекторами из Санкт-Петербурга. К сожалению, по финансовым обстоятельствам заказчик был вынужден свернуть проект. Русские нравятся мне подходом к делу. Они всегда готовы решать проблему, идти на компромисс, рассматривают максимум возможных вариантов решения, обсуждают. Их открытость, готовность к диалогу, к совместному поиску наилучшего решения мне очень импонирует. Только так можно получить хороший результат.

Вы считаете себя в большей степени яхтенным дизайнером или архитектором?

Учитывая объем яхтенных проектов, конечно же, я яхтенный дизайнер. Но архитектура такая же моя страсть, как и дизайн яхт. Поэтому я буду очень рад, если доведется поработать над другими проектами, подобными «Невскому».

Что общего у яхтенного дизайна и архитектуры?

Архитектура и дизайн яхт сближаются по мере появления все более крупных лодок. Яхты воспринимаются всеми уже как дом на воде или даже больше, чем дом. Множество архитекторов пробуют свои силы в яхтенном дизайне. Но иногда они просто ничего в этом не понимают. Например, набивают интерьер мебелью со множеством острых углов. Нужно понимать, что яхты не всегда стоят у причала или на якоре, они созданы, чтобы ходить по морю, сталкиваться с волнами, и хороший дизайнер должен учитывать это. Я всем показываю вот это фото Lady Linda во время перехода через Атлантику (демонстрирует фото яхты посреди бурного океана). Знаете, когда на верфи Trinity его увидели, то хотели снять лодку с гарантии на том основании, что капитан подвергал ее слишком большим нагрузкам. Но потом сами стали с гордостью показывать эти картинки и приговаривать: «Глядите, какие мы прочные лодки делаем!» На ней скульптуры, множество изысканного декора, стекла, и абсолютно все осталось без повреждений, несмотря на такие жесткие условия перехода. Все это к тому, что, будучи дизайнерами яхт, мы понимаем и учитываем те вещи, о которых не всегда думают архитекторы: безопасность, практичность, функциональность, грамотное использование небольших пространств. На яхте постоянно должен быть удобный доступ к коммуникациям, соответственно, как можно больше отделочных панелей должны быть съемными — стены, потолок, даже пол. В домах этого так часто не требуется.

Что вы думаете о яхтах, созданных архитекторами, например, Норманом Фостером?

Я вырос на лодках, затем долго изучал историю яхтенного дизайна, и все это дало мне определенное представление о том, как надо проектировать яхты. Когда за создание яхты берется человек «извне», как тот же Норман Фостер или Филипп Старк (в случае с яхтой Стива Джобса), думаю, он рассуждает так: я хочу сделать яхту, непохожую ни на что другое, сделать все по-своему. И я аплодирую этим людям. Но в то же время меня не покидает ощущение, что, будь на их месте, я сделал бы все иначе. Ведь то, что эта яхта не похожа на другие, еще не делает ее хорошей. Когда ты проектируешь яхту, ты должен чувствовать, понимать море. Когда лодку делает человек, у которого нет этого понимания, то, какой бы эффектной она ни была, ей будет не хватать функциональности. На той же яхте Джобса нет фальшборта, и, если экипажу придется работать на палубе в условиях волнения, это может быть неудобно и небезопасно. Скорее всего, так хотел клиент, но хороший дизайнер должен всегда предупреждать о последствиях тех или иных решений. Мы только что закончили работу над проектом яхты, владелец которой захотел, чтобы на ней были очень большие балконы. И его капитан уволился, потому что из-за этих балконов ему было бы тяжело управляться с яхтой в марине. Я отдаю себе отчет, что многие будут справедливо критиковать нас за эту лодку, но, если клиент хочет, тут ничего не поделаешь. Многие просто не понимают, когда пытаешься им возразить. Один арабский шейх на полном серьезе требовал сделать ему открывающееся окно в его самолете. Когда мы сказали, что это невозможно, потому что, открыв люк на высоте, он умрет, он потребовал привести другого дизайнера.

Каково соотношение между наземными и яхтенными проектами в вашей студии?

На данный момент 90% — это яхты. Проекты на земле — это, как правило, дома и офисы для владельцев спроектированных нами яхт. То есть обычно бывает так: мы строим для клиента яхту, а потом он звонит мне и говорит: «Эван, мне очень понравилось, как ты оформил яхту, я тут еще дом строю, не поможешь ли с ним?» Так что в первую очередь мы яхтенная дизайн-студия. Но проект «Невский» очень важен для нас, потому что демонстрирует, на что мы способны в соответствующей области. И мне бы хотелось думать, что это только начало.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group