Ноябрь-декабрь №6(86), 2016



 

Часы: Победа без состязаний
Текст Елизавета Епифанова Фото Patek Philippe
В чем разница между Patek Philippe и остальными часами? Все очень просто. Большинство брендов высокой часовой механики сегодня привлекают внимание коллекционеров. И только Patek Philippe — инвесторов. В этом году легендарный женевский дом, ценность изделий которого стабильно растет, отмечает двадцатилетие официального присутствия в России

Не стоит лишний раз подчеркивать особое положение Patek Philippe в мире престижной часовой механики. На протяжении всей своей 177-летней истории женевский дом избегал, если так можно выразиться, любого «паблисити». Не поддерживал никаких экспедиций, состязаний, космических программ. Не был ничьим «официальным партнером». Никогда не использовал знаменитостей в качестве своих посланников, вообще не дарил часы ради популярности. При этом оставался самым желанным часовым именем в мире, символом того, что жизнь удалась. На многие модели Patek Philippe запись идет на годы вперед, а особо сложные и редкие приобрести можно только после собеседования с самим президентом семейной компании — раньше с Филиппом Стерном, а теперь с его сыном Тьерри. И коллекционеры готовы ждать, интриговать и сражаться на аукционах, потому что знают: редкие, лимитированные модели Patek Philippe — гарантированная инвестиция в будущее, что подчеркивается не только знаменитой рекламной серией марки с отцом и сыном, а реальным опытом. И достичь такого привилегированного положения можно только одним способом. Исключительной моральной стойкостью в следовании ценностям чистого часового искусства. 

Гордость отцов

С момента основания, когда 1 мая 1839 года польские эмигранты — аристократ Антуан Норбер де Патек и часовщик Франсуа (Францишек) Чапек — открыли в пригороде Женевы скромную часовую мастерскую, их изделиями сразу заинтересовались родовитые аристократы — вначале польские, а затем и французские. Впоследствии Патек разошелся с Чапеком, тот уехал в Париж ко двору Наполеона III, а у компании в 1845 году появился новый партнер — французский часовщик Адриен Филипп, изобретатель оригинальной системы завода механизма без внешнего ключа. 

В 1851 году компания обрела новое имя, под которым ей суждено было прославиться. В музее Patek Philippe сегодня можно найти множество великолепных часов того времени, владельцами которых были среди прочих датский король Кристиан IX, испанский король Умберто I, российский царь Александр II, лорд Джон Рассел, британская королева Виктория и русский писатель Лев Толстой. Впрочем, судя по всему, в XIX веке монархам и аристократам только и дела было, что разъезжать по часовым мастерским и скупать сверхсложные репетиры с эмалевыми миниатюрами.

Тенденция достигла апогея в первой трети ХХ века, ее символом стала «часовая дуэль» двух американских миллионеров: автомобильного магната Джеймса Паккарда и финансиста Генри Грейвса-младшего. Оба коллекционировали часы, были страстными поклонниками Patek Philippe и стремились обладать самыми сложными часами в мире. Для Паккарда женевская мануфактура в 1916 году изготовила модель с 16 усложнениями, а в 1927-м — с 10, причем именно в этих часах впервые появилась карта звездного неба (500 звезд небосвода над штатом Огайо, где родился Паккард). Победителем в этой «дуэли» оказался, тем не менее, Грейвс. Полученные им в 1933 году часы изготавливались более шести лет и насчитывали 24 усложнения. Часы Грейвса оставались мировым рекордсменом сложности в течение 56 лет и были смещены с пьедестала лишь в 1989 году другим шедевром Patek Philippe — часами Calibre 89. Тем не менее Henry Graves Supercomplication принадлежит двойной рекорд стоимости — на аукционе Sotheby’s в декабре 1999 года в Нью-Йорке эти часы были проданы за $11 002 500, а в ноябре 2014 года (в 175-летие Patek Philippe) вновь куплены анонимным коллекционером за абсолютно рекордную сумму — $23,9 млн.

Перфекционизм наследников

Однако суперсложные уникальные часы для Грейвса и Паккарда, карманные репетиры для испанского герцога Ригла и именные ювелирные шедевры для Чарльза Тиффани — это последние всплески роскоши старой эпохи перед наступлением Великой депрессии и строгости военного времени. Прежние умы Patek Philippe не смогли привык-нуть к новой философии, и уже в 1932 году компания обрела новых хозяев — братьев Жана и Шарля Стернов, владевших собственной фабрикой циферблатов. Они четко представляли, какие часы нужны людям нового века. И пока в изощренном заказе Грейвса докручивались последние винтики, мир увидел совершенно другие часы, сочетающие королевский символ бренда, крест средневековых христианских рыцарей, и конструктивизм Баухауса, в котором функциональность определяет форму. Это были первые наручные часы Calatrava Ref. 96, простые круглые часы с тремя стрелками, у которых было только одно назначение — показывать время. И с этой задачей Calatrava справились блестяще, став вне-временным воплощением часовой наручной классики.

Начиная с 1930-х годов перфекционизм во всем: стремление каждую конкретную задачу доводить до логического завершения является главным принципом Patek Philippe. Исключительное качество в каждой мелочи, начиная от выбора мастеров, механизмов, материалов до сотрудничества с ювелирами и художниками. Как уже было сказано, женевский дом не поддержал ни одной исследовательской экспедиции ХХ века, но его часы с мировым временем и функцией GMT, разработанные легендарным Луи Котье, стали эталоном часов для путешественников. Никогда не покорял морские глубины и просторы — но часы Nautilus, придуманные ровно 40 лет назад самим Джеральдом Джентой, так же как и появившаяся на их основе коллекция Aquanaut, являются бестселлерами среди моделей для активного образа жизни и дайвинга. 

Patek Philippe никогда не был хронометристом ни одного спортивного состязания — но его хронографы являются предметом охоты каждого серьезного коллекционера. Так, первый сплит-хронограф, изготовленный Patek Philippe в 1923 году в корпусе Officer, был продан в 1999 году на Sotheby’s за рекордную для этого усложнения сумму в 2 973 500 швейцарских франков. Хотя на самой женевской мануфактуре ничего никогда не скрывают и не приукрашивают — всем известно, что первый собственный серийный калибр хронографа CH R 27-525 PS бренд представил только в 2005 году. До этого компания заказывала механизмы для хронографов на женевской фабрике Nouvelle Lémania. В знаменитый «патековский» калибр CH 27-70 этот механизм превращался после долгой обработки и переборки. Естественно, на Patek Philippe ничего не делают просто так. Новый механизм стал не просто «мануфактурным», а самым тонким в мире сплит-хронографом, на базе которого уже были установлены мировые рекорды XXI века. Как, например, премьера Baselworld 2016 года — впервые в серийной модели женевская мануфактура соединила flyback-хронограф со знаменитым модулем мирового времени, изобретенным Луи Котье. Подобного класса модель выпускалась Patek Philippe только в единственном экземпляре в 1940-х. Новый механизм CH 28-520 отличает и тот факт, что это самый тонкий в мире хронограф с мировым временем. 

Требовательность знатоков

На самой мануфактуре не любят разглашать конкретные цифры, но известно, что Patek Philippe выпускает порядка 30 тысяч экземпляров часов в год. Из них только 15% составляют сверхсложные и лимитированные серии. Но именно они — то самое сокровище, которое придает смысл всему современному часовому искусству. Шедевры, представленные в 1986 году в честь 150-летия компании (включая Calibre 89), затем легендарные Pagoda, выпущенные в 1997 году в честь открытия новой мануфактуры в женевском пригороде План-лез-Уат, — эти часы настолько секретны и уникальны, что даже заготовки и инструменты для них были по завершении уничтожены. А также известные всем рекорды нового тысячелетия: Ref. 5002R Sky Moon Tourbillon в 2001 году, Ref. 5101P 10 Day Tourbillon, представленные в 2003 году, наконец, Ref. 5175 Grandmaster Chime в корпусе из желтого золота, выпущенные в количестве семи экземпляров в честь 175-летия мануфактуры в 2014 году. Они стали самыми сложными наручными часами в истории Patek Philippe, насчитывая 20 усложнений — от минутного репетира до вечного календаря и будильника. Один экземпляр был помещен в музей марки, а остальные шесть проданы лучшим клиентам. Для тех, кто упустил возможность, в 2016-м мануфактура представила новую версию Ref. 6300 в белом золоте: с теми же усложнениями, но в более строгом оформлении. 

Так что, если Patek Philippe называет какую-то модель «особенной», значит, дело того стоит. И не только в том, что касается уникальной механики, но и особых лимитированных выпусков, созданных по заказу клиентов и бутиков. Так, в 2013 году в честь открытия первого долгожданного бутика марки в России была создана модель Ref. 5960G Annual Calendar Chronograph в корпусе из белого золота, оснащенная мануфактурным калибром 28-520 IRM QA 24H с фирменным «патековским» хронографом и годовым календарем. Модель выпущена тиражом всего 100 экземпляров и представлена эксклюзивно на российском рынке, куда Patek Philippe официально пришел в 1996 году, но был прекрасно известен и раньше.

Между прочим, Тьерри Стерн, который по-прежнему продолжает встречаться с избранными клиентами, говорит, что общение с российскими коллекционерами в свое время стало для него самым приятным открытием. В то время как большинство интересуется только металлом и функциональностью, покупатели из России буквально сразили главу мануфактуры глубоким знанием механики и истории Patek Philippe.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group