Январь-февраль №1(87), 2017



 

Часы: Мост в будущее
Текст Елизавета Епифанова Фото пресс-служба Girard-Perregaux
Одна из старейших швейцарских часовых мануфактур Girard-Perregaux, которая подарила миру легендарный «трехмостовый турбийон», спуск постоянной силы, один из лучших механизмов хронометра и неповторимый дамский «кошачий глаз», в 2016 году отметила 225 лет. И этот праздник в первую очередь для коллекционеров и ценителей эксклюзивной часовой механики

От дворцов к революции

История Girard-Perregaux началась во времена придворных часовщиков, семейных ателье и кропотливой ручной работы. Буквально единицы среди современных швейцарских часовых мануфактур могут похвастаться отсчетом непрерывной работы с конца XVIII века. И Girard-Perregaux — одна из них.

Правда, вначале у нее было другое имя, Moulinier & Bautte, по имени часовщиков, которые основали в Женеве ателье в 1791 году. Именно тогда Жан-Франсуа Ботт создал первые часы, которые вскоре его прославили. Эти карманные часы отличались необычной даже для того времени роскошью отделки, а также ультратонким механизмом и корпусом. Чтобы угодить аристократической клиентуре, Ботт придумывал все более изощренные часы-игрушки, которые пользовались в то время огромной популярностью: движущиеся фигурки-автоматоны, ювелирные часы в виде музыкальных инструментов (с музыкой, естественно) или экзотических насекомых. При этом Ботт был не только талантливым мастером, но и, можно сказать, вдохновленным маркетологом: например, он опрыскивал лестницу, ведущую в ателье, дорогим Eau de Cologne, чтобы благородная публика чувствовала себя как дома. Результаты не замедлили сказаться. К середине XIX века часы Ботта продавались во всей Европе, Турции, Индии и Китае, среди заказчиков были члены королевских семей Франции и Великобритании, его упоминали в своих произведениях Александр Дюма, Оноре де Бальзак и Джон Рескин. 

Историю превращения Bautte & Cie (так марка стала называться после смерти Жан-Франсуа) в Girard-Perregaux многие не знают, а, между тем, она довольна тривиальна: более молодая компания купила более старую. В 1850 году в Ла-Шо-де-Фоне предприниматель Констант Жерар, взявший в жены представительницу известного часового семейства Мари Перрего, основал собственную часовую фабрику, которая впоследствии перешла к его сыну. Сын, также носивший имя Констант, и приобрел легендарное женевское ателье у наследников Ботта. Но название, естественно, поменял на фамильное. Именно с периодом семьи Жерар связано появление самого известного изобретения марки — турбийона с тремя золотыми мостами. 

С него и стоит начать обзор юбилейной коллекции, поскольку одна из главных сенсаций этого года — La Esmeralda Tourbillon — является наручным воплощением карманного хронометра с трубийоном и тремя золотыми мостами, завоевавшего для Girard-Perregaux золотую медаль Всемирной выставки в Париже в 1889 году. 

Самый первый калибр с тремя мостами Girard-Perregaux представил еще раньше, в 1860 году. Надо понимать, почему эти часы были революционными для своей эпохи. Дело в том, что до конца XIX века часовщики вообще не использовали мосты для конструкции механизма. Колеса закреплялись между двух платин, что было проще в производстве, но имело ряд недостатков. Например, удар по верхней платине приводил к смещению всех осей, кроме того, колесную передачу было намного сложнее регулировать. Констант Жерар намного раньше своих конкурентов предложил элегантное инженерное решение: вся передача сверху фиксировалась тремя поперечно расположенными мостами, которые к тому же украшались изысканной гравировкой. Неудивительно, что даже в третьем тысячелетии эта конструкция остается каноном часовой механики и эстетики. Убедительное подтверждение тому — премьера 2016 года, La Esmeralda Tourbillon в корпусе диаметром 44 мм из розового золота, оснащенная автоматическим калибром GP09400 с турбийоном и тремя золотыми мостами, получил Женевский часовой Гран-при в категории «лучший турбийон». 

Хотя связь времен мануфактуры лучше иллюстрирует не возрожденная «Эсмеральда», а представленный в 2013 году концепт Constant Escapement со спуском постоянной силы, в котором роль анкерной вилки играет тончайшее кремниевое лезвие, регулирующее подачу энергии в независимости от силы завода пружины. Это изобретение, в названии которого зашифровано и имя Константа Жерара, потребовало 15 лет разработок и огромных инвестиций, но практически оно так же выводит часовую механику на новый уровень в нашем веке, как и три моста Girard-Perregaux 150 лет назад. 

Скорость и точность

Но вернемся к славному пути Girard-Perregaux. В начале XX века марка вновь сменила хозяев, однако продолжала работать, не останавливая выпуск часов даже во время двух мировых войн. Второй период технических революций мануфактуры наступил в 1950-е, когда один за другим последовал ряд культовых изобретений: в 1957-м были созданы легендарные часы Gyromatic, в 1966-м — первый механизм с частотой 36 000 пк/ч и высочайшей точностью хода. В конце 60-х 70% часов, удостаивавшихся Невшателевской обсерваторией звания хронометра, имели механизм GP Chronometer HF. В кварцевую эру Girard-Perregaux отличилась тем, что создала в 1970-м первый швейцарский серийный кварцевый механизм. Его частота 32 768 Гц с тех пор считается мировым стандартом для кварцевых резонаторов. Между прочим, в 2010 году, чтобы отметить 40-летие этого события, Girard-Perregaux выпустила лимитированную серию Laureato Quartz 40th Anniversary, которая была оснащена мануфактурным кварцевым калибром, обработанным по всем правилам высокой механики. Серия была раскуплена мгновенно. 

В честь 225-летия в этом году марка также приготовила особый выпуск Laureato. Сама модель отметила 40-летие чуть раньше, в 2015-м (кстати, название, означающее по-итальянски «выпускник», было предложено в честь знаменитого фильма с Дастином Хоффманом), поэтому двойной праздник обернулся двойной серией: с синим и серым циферблатами по 225 экземпляров каждая. Диаметр 41 мм знаменует возврат к сдержанности классического формата, а циферблаты, согласно стилистике 1975 года, украшены узором Clous de Paris. Через прозрачную заднюю крышку можно увидеть безупречно отделанный автоматический хронометр GP03300-0030.

Досталось в юбилейном году и поклонникам главного практичного изобретения Girard-Perregaux — калибра автоматического хронографа с колонным колесом, который знатоки год от года включают в списки лучших спортивных механизмов мира. С этого года вся линия динамичных хронографов получила имя Competizione и дизайн, основанный на культовых гоночных хронографах Girard-Perregaux Club Italia выпуска конца 1980-х. В коллекции представлены модели в корпусе 42 мм из классической стали (версия Stradale) или в эффектном титаново-карбоновом исполнении (версия Circuito). 

Путешествие по времени

Для прекрасной половины марке тоже нашлось что предложить на свой день рождения, тем более у Girard-Perregaux есть непревзойденная линия дамских часов Cat’s Eye в овальном корпусе, действительно напоминающем кошачий глаз. В коллекции 2016 года Cat’s Eye Majestic «глаз» повернут вертикально. 

60 сияющих бриллиантов обрамляют овальный белый жемчужный циферблат, украшенный лучистым узором в версиях из розового золота или веерообразным гильоше в стальных или двухцветных версиях. Внутри установлен мануфактурный автоматический механизм на базе все того же безупречного мотора GP0330. 

Но мануфактура, которая всегда отличалась от всех остальных, не была бы самой собой, если бы ограничилась обычными юбилейными сериями. К 225-летию Girard-Perregaux запустила беспрецедентный исторический проект Place Girardet — 225 уникальных моделей, каждая из которых посвящена одному году из истории Girard-Perregaux начиная с 1791-го. Отличаются они цветом циферблата, часовыми и минутными отметками и декором. На отметке «9 часов» помещена табличка с годом, которому посвящены часы, а над аркой над балансовым мостом знаменитой формы — событие, отметившее этот год. Кстати, в серии есть три модели, имеющие отношение к российской истории. Модель № 1934, посвященная году рождения Юрия Гагарина, нашла покупателя сразу же после выпуска, зато осенью в Москву приехала следующая премьера — Launch of Sputnik с порядковым номером 1957, в честь года запуска первого искусственного спутника. А к концу года ожидается еще один выпуск — № 1834, посвященный году рождения Дмитрия Менделеева. 

Можно не сомневаться: проект Girard-Perregaux Place Girardet, как и все, что делает мануфактура сейчас, будет примером для подражания и в следующем столетии.

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group